Підтримати нас

Кисельные берега и карамельная АЗС

Автор статті
11 грудня 2015 13:00
961
Поширити:

С августа газета “Вгору”  писала, как на берегу реки Веревчиной, вблизи жилых домов Шуменского микрорайона, незаконно строится опасный объект – автозаправочная станция. Однако  прежде чем государственные службы отреагировали на наши запросы и публикации, заправка не только заработала, но и продолжала обустраиваться. По всей видимости, ее владельцы были уверены, что смогут “решить вопрос”. Не получилось.

Напомним, в редакцию о строящейся на берегу реки  заправке  сообщили местные жители. По их словам, сначала там стали оборудовать вроде бы парковку, потом поставили туалет, но вскоре “объект”  приобрел четкие очертания АЗС.

Мы проверили информацию.  И действительно, в указанном месте полным ходом шла торговля и бензином, и дизтопливом. А на табло с расценками светилось название общества с ограниченной ответственностью “Херсонгазсервис”.

«Схема» не сработала

В Украине, как рассказал нам глава Херсонской организации партии Зеленых Украины Владимир Шелудько, во многих городах уже несколько лет действует мораторий на строительство автозаправочных станций из-­за их крайней опасности. Но нефтетрейдеры придумали циничную схему, как обойти запрет. Просят участок якобы под кафе, под детскую площадку, а строят там АЗС и узаконивают их решениями  сессий советов местного управления, “перепрофилируя назначение земли”. Благо в советах почти поголовно сидят бизнесмены, понимающие чаяния деловых людей заполучить правдами и неправдами “кисельные берега”.

Тем не менее, мы установили, что строительство еще не узаконено – участок получен под парковку, назначение земли не поменялось...

Когда мы начали выяснять, кто и почему строит заправку на берегу реки Веревчиной, в редакцию приходили некие “представители” и уверяли (в том числе и депутат горсовета, руководитель пресс-службы горсовета и советник мэра Станислав Трошин), что все разрешительные документы на АЗС – есть.  Тем не менее, мы установили, что строительство  еще не узаконено – участок получен под парковку, назначение земли не поменялось. Застройщики планировали “протянуть решение” на ближайшей сессии горсовета. Но  вышла наша публикация, и этот вопрос в повестку дня внесен не был.

Тест на коррупцию

На тот момент по всей стране шли проверки АЗС, чтобы не повторилась июльская трагедия под Киевом, где заправка взорвалась и полыхала несколько дней, где погибли люди. В разных городах обнаружили и закрыли десятки незаконно работавших станций. А за самострой и эксплуатацию неузаконенного опасного объекта – наказание очень жесткое. Только со стороны архитектурно­-строительной инспекции штрафы – в  миллионы гривень. Не говоря уже о другой ответственности – уголовной.

Заправка есть, горючее продают, фонари ночью полыхают, а сведений... нет...

А в Херсоне власти – Департамент градостроительства и землепользования горсовета (директор Михаил Жаров) и Управление государственной архитектурно-строительной инспекции области (начальник отдела надзора за деятельностью уполномоченных органов по вопросам архитектуры и градостроительства Александр Руснак), на наши запросы официально отвечали: разрешений на строительство этой  АЗС никто не давал. Но – ничего и не делали. Чиновники то предлагали редакции предоставить  “обоснованное обоснование нарушения законных прав”, то утверждали, что полномочий у них нет, то  отписывались, что в Украине действует мораторий на проверки. А заместитель начальника областной фискальной службы Роман Кальницкий ответил просто: у них нет сведений о торговле бензином на берегу Веревчиной. Заправка есть, горючее продают, фонари ночью полыхают, а сведений... нет.

Однако, как оказалось, мораторий на проверки на самом деле чиновникам  не помеха. И полномочий у них достаточно. После очередной статьи “Вгору”  архитектурно­строительная инспекция таки создала комиссию, которая выехала и проверила АЗС. И публикации в газете, утверждающие, что это заправка – незаконная, получили официальное подтверждение. И, как сообщила редакции начальник отдела организации приема граждан, рассмотрения обращений и запросов прокуратуры Херсонской области Диана Щербакова, по этому факту открыто уголовное производство, над которым работают следователи Комсомольского отделения полиции.

Фантом  у реки

Тем не менее, и после этого на берегу реки Веревчиной продолжали заправлять машины! А в официальных ответах, что получила редакция от Инспекции и пожарных о том, кто причастен к строительству и работе АЗС, появились какие­-то таинственные фамилии,  никому не известные и никак не связанные с “Херсонгазсервисом”. Да и уголовное производство в прокуратуре было заведено “по факту”, с предварительной квалификацией “самовольное занятие земельного участка, которым причинен значительный ущерб его законному владельцу или собственнику”. Максимальный штраф за это – чуть более 5 тысяч гривень или арест до шести месяцев. А где же миллионные, с шестью нулями, штрафы за незаконное строительство и эксплуатацию АЗС, которые назначают в таких случаях!

К тому же, когда мы только начинали поднимать эту тему, даже пресс­служба горсовета уверяла, что лично общались с руководством “Херсонгазсервиса”  по поводу пресловутой автозаправки.  И тут, не прошло и пару месяцев – уже никто никого не знает, никаких документов нет, зато появляются некие “фантомы”. Поэтому мы решили более детально изучить, кто же “стоит”  за предприятием.

Опыт и связи?

И вот что нам удалось выяснить. У этого ООО учредителями сейчас числятся 27 человек, но 85% уставного фонда принадлежит Якову Галюку – действующему члену “Самопомічі”  и полковнику милиции в отставке (боролся в городе и с экономическими преступлениями, и с организованной преступностью).  “Засветился”  в прессе Яков Генрихович, когда областное управление милиции возглавлял Валерий Литвин. Тогда еще действующего полковника обвинили в мошенничестве при получении статуса участника боевых действий.

Но, насколько нам удалось разобраться, полковник наказания не понес. То ли СМИ тогда его “оговорили”, то ли коллеги-милиционеры решили, что такие “мелочи”  не есть преступление.

А вскоре после этих событий пост директора ОАО “Херсонгазсервис” (учредили 80 вкладчиков), согласно Единому реестру юридических и физических лиц, занял некий Александр Яковлевич Галюк. Год назад, в сентябре, общество реорганизовали из ОАО в ООО, но с прежним названием “Херсонгазсервис”. С этого момента число вкладчиков сократилось в три раза, а большая часть уставного капитала, как мы уже упоминали, сосредоточилась в руках у Галюка-старшего. Поменялся и директор. Александр Яковлевич “ушел в тень”, с декабря 2014 года предприятием руководит Ольга Белоусова.

Автобан для аферистов

Тем не менее, сразу после публикации “Вгору”, в которой мы писали, что заправка уже официально незаконная, и теперь городу ничего не мешает ее снести, – на месте АЗС  буквально за считанные дни исчезли резервуар, помещение для персонала, фонари, табло,  остался лишь туалет. Все оборудование и другие постройки срочно были демонтированы и вывезены.

Но праздновать победу рано. “Лазейка”  в законах, которой пытались воспользоваться “неизвестные”  захватчики берега Веревчиной, в Херсоне не лазейка, а “укатанный автобан” . В ходе своего расследования мы столкнулись с тем, что наши берега продолжают застраивать не только “захватчики”, но и вполне  “законно” !

Из­-за изменений законодательства намного упростись процедуры получения разрешений на строительство. Теперь достаточно написать заявление и предоставить паспорт, идентификационный код и выкопировку (то есть, схему участка). После этого строительство согласовывается с архитектурой, экологией, потом документы сдают  в  Центр предоставления админуслуг ­ для регистрации и определения кадастрового номера.  Как только номер получен, строительство узаконивается на сессии. И все, ты – полноправный хозяин.

Но прежде чем присвоить кадастровый номер, регистратор подгружает геодезические данные, и смотрит – накладывается участок на защитную зону или нет. Если нет – регистрирует документы и присваивает номер. Если да – вынужден отказать. И в таком случае вопрос на сессию не попадает и не рассматривается.

Согласно Водному Кодексу, водоохранная зона для больших рек – 100 метров, для средних – 50 метров, для малых, как Веревчина – 25 метров (то есть вдоль всего берега на этом расстоянии ничего нельзя строить, за редким исключением). Но в зависимости от нужд города и особенностей берегов, ширина защитной полосы может меняться. Как именно – в черте города обосновывается зонированием, детальными картами Генплана.

А в Генплане Херсона защитной полосы вдоль берегов – просто нет. Она не принята, а раз “не запрещено, то разрешено”. Поэтому  формально  регистратор не может не зарегистрировать документы. Иначе это – превышение служебных полномочий.

И подобная ситуация не только с берегами в черте областного центра, но и по всей Херсонщине.

Деньги на эти работы в городском и областном бюджетах планировали подряд несколько лет. Но так и не выделили...

– Защитная полоса вдоль берегов моря еще больше – 2 километра, – рассказывает и.о. начальника Главного управления Госгеокадастра в Херсонской области и АР Крым Игорь Шапран. – Она делится на две части. Сто метров от уреза воды – пляжная зона. Здесь ничего не может стоять, кроме портовых и гидросооружений, это место для отдыха. А выше – водоохранная. Тут могут находиться санатории, лечебницы, базы отдыха. Но виды деятельности здесь жестко ограничены. Использовать для сельсохоз­товарного производства, например, пахать и сеять рожь – запрещено. Но если посмотреть на берег от Железного Порта до Большевика, то там все участки берега выданы для сельскохозяйственного  использования. И в документах у владельцев участков нет никаких ограничений ни по строительству, ни по видам деятельности. На сегодняшний день защитная прибрежная полоса официально  установлена только на части территории Новокаховского горсовета и Генического района (по всей Арабатской стрелке, от города и до Чонгара). Давно пытается установить ее и Скадовский горсовет. Но в двухкилометровою зону попали земли пайщиков и рисовые поля. А, согласно законодательству,  либо владельцы паев и рисовых чеков должны добровольно отказаться обрабатывать землю, либо властям необходимо обосновывать сокращение рекреационной зоны.

Установление защитных полос – процесс трудоемкий и затратный. И после окончания работ подготовленная документации должна пройти специальную государственную экспертизу. Деньги на эти работы в городском и областном бюджетах планировали подряд несколько лет. Но так и не выделили. Как убежден Игорь Шапран, и у некоторых наших граждан, и у чиновников – все еще слишком велик соблазн нарушать Водный Кодекс Украины.

P.S. Соблазн, судя по всему, не только у чиновников, но и у областных и городских депутатов. Ведь именно от их “рукоподнятия” сейчас зависит, будут ли сохранены остатки берегов Херсонщины. Вопиющий парадокс сложившейся ситуации в том, что ни один подзаконный акт, ни одна инструкция не могут противоречить главным законам страны: Конституции, Кодексам и ратифицированным международным актам. Но наши законы, которые расписывают, как должны реализовываться положения на местах, как должны работать государственные структуры, не противоречат, а попросту – игнорируют высшее законодательство. Сейчас в местные и областные советы пришел новый состав. И теперь перед ними стоит выбор – сохранить остатки наших берегов или “раздарить” их своим детям, внукам и другим “хорошим людям”. 

Предыдущие публикации по этой теме:

На берегу реки – заправка
Как «заработать» миллион?
Заправка под видом парковки
Тест на коррупцию власти
Ищут пожарные, ищет милиция...

Більше новин читайте на нашому телеграм каналі
Поширити:
ЗАРАЗ ЧИТАЮТЬ
ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ
ОСТАННІ НОВИНИ