Копилка с эффектом дырки

В юридическую приемную Херсонского областного фонда Милосердия и здоровья обратилась переселенка Елена*, с просьбой помочь вернуть деньги со счета в Приватбанке. Абсурд ситуации в том, что клиентка открывала карточку в Херсоне, а банк отвечает, что ее накопления  – “ушли в Крым”.

Елена прописана в Симферополе, но живет в Херсоне с августа 2013 года. Еще до аннексии Крыма окончила мединститут и приехала к нам по распределению, проходить интернатуру. В том же 2013 году открыла в Херсонском филиале Приватбанка зарплатную карточку.

– Мне сразу предложили дополнительную услугу, “Копилку”, обещали хорошие проценты, – вспоминает Елена. – И я согласилась. Сначала с каждого поступления на карточку откладывала в “Копилку”  по 50 гривень, потом – по 100 грн. Ни копейки с депозита, с “Копилки”, не снимала, собирала на дальнейшую учебу. А в июне 2014 года вдруг выясняю, что счет после аннексии полуострова не пополнялся, хотя я продолжала отчислять деньги, в месяц по два-три раза. Обратилась за разъяснением в Херсонское отделение Приватбанка, а там говорят – никакого депозита у меня нет, и не было (хотя должно было накопиться уже порядка 2 тысяч гривень). Позвонила на горячую линию в главный офис, в Днепропетровск, и услышала, что мои накопления “отправили в Крым, и сотрудники мне ничем помочь не могут”! Но я же тут, в Херсоне, счет открывала, и живу в Херсоне, и возвращаться в Крым пока не собираюсь!

После захвата Крыма девушка приняла решение остаться жить в Херсоне. Здесь продолжить работу, получить второй диплом психолога. Получила статус вынужденной переселенки и продолжала “переписку”  с Приватбанком, пытаясь вернуть свои накопления. Добилась восстановления “Копилки”, получила распечатку о пополнении на ней средств. Но тут ей стало не до “войны”  с финансовым учреждением. Елена влюбилась и вышла замуж за нашего земляка. Молодая пара поселилась в пригороде Херсона, в частном доме. Жили скромно, но счастливо. А к свадьбе любимый сделал Елене подарок – оплатил учебу в университете.  И за время декрета Елена смогла получить, как и мечтала, второе высшее образование. А “Копилку”  оставили нетронутой, собирались, когда ребенок подрастет, использовать ее для путешествий.

Но в марте этого года, когда сынишке было всего полгода, ночью супругов разбудили крики соседей: “Вставайте скорее, спасайтесь, у вас крыша на доме полыхает!”

– Мы выскочили, в чем были, – вспоминает пережитый ужас Елена. – Я в ночнушке, босая, только и успела ребенка укутать одеялом. Пожарные потом сказали, что проводку наверху замкнуло. Крыша, потолок – все сгорело, окна полопались. Нас соседи приютили, помогали, чем могли. А через две недели, когда кухню накрыли, вернулись в дом. Жили, ели, спали на кухне, и одновременно крышу делали, в комнатах убирали гарь, порядок наводили. Всю весну, и день и ночь, ребенок в одежде провел –холодно было. Знакомые, кто давно нас не видел, удивляются при встрече – что это мы так похудели. А как не похудеть? Все деньги уходили и уходят на ремонт, и конца ему еще не видно. Зима уже “на носу”  – а у нас окон нет, отопления нет. Как жить будем?

Деньги, оставшиеся на “Копилке” в Приватбанке, хоть немного, но помогли бы семье. Ведь у них сейчас каждая копейка на счету. Поэтому Елена снова обратилась в учреждение за своими накоплениями. Казалось бы, уже проблема решена – и подтверждение депозита есть, и распечатка есть. Но в ответ услышала снова: “Ваши деньги в Крыму. Ничем помочь не можем”! Елена опять написала жалобу в главный офис Приватбанка, в Днепропетровск. И получила ответ, что в своей деятельности банк руководствуется законодательством Украины, а так как в мае 2014 года Постановлением Нацбанка № 260 были аннулированы лицензии крымских учреждений и их деятельность прекращена, то “возмещение материального и морального ущерба, причиненного вследствие временной оккупации территории Украины … полностью возлагается на Российскую Федерацию”!

И это при том, что Херсон к оккупированной территории не имеет никакого отношения. При том, что в распечатке хождения средств по счетам наш филиал банка пишет “белым по-черному”, что все операции с карточкой происходили в Херсоне. Упоминаются и зарплата из Херсонской городской клинической больницы, и оплата медицинских услуг в Детской областной клинической больнице, и покупка товаров в херсонских магазинах…  А начисления зарплаты и расчеты с карточки (как и поступления в “Копилку” ) происходили и после вышеупомянутого Постановления № 260, после закрытия крымских филиалов Приватбанка!

Как пояснила нам руководитель общественной приемной Херсонского областного фонда Милосердия и здоровья Наталья Козаренко, сейчас все крымчане, у кого были накопления на родине, получают из Приватбанка подобные “отписки”. Другие банковские структуры “со скрипом”, но возвращают вклады. А деньги у Приватбанка с самого начала приходилось “выцарапывать”  через суд. Хотя процедура эта “долгоиграющая” и довольно затратная.

Чтобы подать иск в судна Приватбанк, вкладчику надо либо самому ездить в Днепропетровск (где находится главный офис финансового учреждения), либо искать там адвоката, который согласится представлять его интересы. И еще, копии документов должны быть обязательно нотариально заверены – все это дополнительные и немалые расходы.

А суды первой инстанции, которые рассматривают дела в Днепропетровске, обычно иск не удовлетворяли. Приходилось оспаривать их решение, подавать апелляцию, затем – кассацию. Некоторые иски, поданные в 2014 году, все еще продолжают “гулять по инстанциям”. А после того, как Приватбанк подал иск на Российскую Федерацию в Стокгольмский арбитраж,  Высший специализированный суд Украины рассмотрение  исков крымских вкладчиков перестал удовлетворять, “откладывает на потом”. Либо до положительного решения международного суда, либо, судя по поведению приватбанковского руководства, – до возврата полуострова Украине. Ведь даже по тем решениям, которые уже вынесены в пользу вкладчиков, Приватбанк отказывается платить. Нет, он признает, что эти деньги в него вложили. Но обещает их отдать только тогда, когда ему вернут имущество, что осталось на оккупированной территории (или его денежный эквивалент – $2 млрд). Но вклады Елены – никакого отношения к Крыму не имеют. Единственное, что ее связывает с аннексированным полуостровом, это Симферопольская прописка и статус переселенца. Все! В данном случае сотрудники банка  не разобрались и не хотят разбираться в ситуации.

– Конечно, можно заставить Приватбанк выплатить сбережения через суд, – продолжает Наталья Козаренко. – Но в таком случае ей, чтобы получить 2 тысячи гривень, придется сначала потратить порядка 7-8 тысяч на судебные издержки, на поездки, на адвоката…
Поэтому редакция “Вгору” также обратилась в Херсонский филиал Приватбанка с просьбой еще раз, внимательно, разобраться в ситуации и разрешить конфликт. Сотрудники банка пообещали индивидуально решить эту проблему и в Днепропетровске начали работать с документами Елены. Но прошло  две недели, а результата нет.

* Имя изменено

P.S. Юридическую консультацию переселенцы могут получить по адресу: Херсон, ул. Фрунзе, 2, оф. 19. Дни приема: вторник, четверг с 10.00 до 15.00. Предварительная запись по тел. (0552) 49 60 03.

За психологической помощью можно обращаться в Благотворительный фонд "Дерево жизни" к психологу Андрею Калите по адресу: г. Херсон, ул. Перекопская, 3, 050-418-10-01

Публикация подготовлена в рамках проекта “Строим Херсонщину вместе”  при поддержке Black Sea Trust и немецкого Фонда Маршалла. Мнения авторов публикаций не обязательно совпадают с точкой зрения Black Sea Trust, немецкого Фонда Маршалла или их партнеров.

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини