Підтримати нас

Привыкаем к работе – с детсада

Автор статті
18 липня 2016 01:00
739
Поширити:

Во время стажировки журналистов в Польше* мы побывали в уникальном реабилитационном центре,  где людей, не работавших более двух лет, приучают ежедневно трудиться. Что происходит в душе “хронически”  безработного и нужны ли подобные Центры нам – подробнее в интервью с главным врачом Херсонской городской психоневрологической поликлиники Александром Михайловичем Логачевым.

– Александр Михайлович, человек быстро отвыкает от работы?

– Начну с того, что приучать нас к работе, собственно говоря, начинают с детского сада: мы привыкаем регулярно вставать поутру и куда-то ехать, общаться не только с семьей, но и в коллективе, слушаться воспитателя, выполнять какие-то задания. То же самое – в школе, в лицее, в вузе, добавляются еще и профессиональные навыки. А стоит два года “посидеть дома” , это все теряется. Человек не работал пару лет и – уже отвык ежедневно трудиться, подчинятся указаниям, стало трудно общаться в коллективе, он – вышел из системы. Причем ни предыдущий статус, ни образование, тут большого значения не имеют. Среди моих пациентов был как-то один капитан. Он несколько лет ходил по морям, скопил приличное состояние и решил немного отдохнуть, побыть на земле с семьей. Через три года, когда деньги закончились, жена его с дивана на работу начала гнать, а он работать уже отвык. И для него это стало большим стрессом, депрессия началась.

– Почему такой срок, два года?

– Потому что через два года человек полностью привыкает к другому образу жизни. Ему уже так комфортно и трудно что-то менять. Наша психика, центральная нервная система, очень пластична, постоянно приспосабливается к новым условиям. Но для ее изменения, для достижения внутреннего равновесия, должно пройти время. Как говорится, “время – лечит”.

Возьмем для примера обычные летние отпуска. Многие говорят о том, как трудно после них вернуться в “рабочий ритм”. Но и начало отпуска для каждого из нас – тоже стресс. Изменяются обстоятельства, изменяется биоритм человека и от этого психика испытывает шок. В первые сутки мы обычно этого не чувствуем, просто отдыхаем, отсыпаемся, и они проходят безболезненно. Но уже на второй, третий день, например, – мозг сотрудника интеллектуальной сферы, который каждый день привык думать по 12 часов, – начинает “вопить”: “Где работа?!!”  А когда возвращаемся после отпуска на работу – опять шок, мозг опять “вопит”: “За что мне это?”. Мы, врачи, знаем – эти “вопли”  стихнут (и в первом случае, и во втором) через две недели. Это, так называемая, легкая адаптация. Хорошая адаптация – 4 месяца. И следующая, полная – 2 года. За это время человек окончательно привыкает не только к безделью. Много наших земляков уехало работать в Чикаго, Сингапур, Германию. Их психика вначале испытывала двойную, тройную нагрузку: прервалось общение с родными, совершенно другое окружение, другие законы. Но, прошло две недели, и чужой язык уже “не режет ухо”.  Через четыре месяца – появились новые друзья. А через два года – это уже “их среда” , теперь им на родине, на Херсонщине, – не комфортно, тянет обратно.

– А кому, после большого перерыва, легче снова устроиться на работу?

– Тут совсем не обязательно быть супер-профессионалом. Конечно, желательно  хорошо учится в школе, институте. Но мы знаем, что почему-то далеко не все отличники становятся хорошими специалистами. Люди часто жалуются:  “В стране такое творится, у меня два высших образования, а я вынужден торговать на рынке!”. Но, дело не только в безработице. Помимо интеллекта, знаний, для личности очень важна эмоционально-волевая сфера. Отсутствие эмоциональных-волевых качеств не дает возможности человеку себя реализовать. Например, пришла сегодня ко мне на консультацию мама одного парня. Он долго искал работу в Херсоне, не нашел, решил попытать счастья за границей. А там англоязычная среда, там сразу 12 часовой рабочий день, жесткие требования. То, о чем я уже говорил – многократная нагрузка на психику. А эмоционально-волевая сфера у парня не тренирована. Ему показалось, что он попал в какие-то невероятно сложные условия. И решил “расслабиться”, взял водки и напился.  Хотя на самом деле, рядом с ним – бригада таких же, как он, 30 человек. И они – выдерживают, работают. А он не приучен все время давать себе команды, быть в волевой струе. Не может заставить себя работать. Не может заставить себя подчинятся руководителю. И вместо того, чтобы выслушать и выполнить задание начальника, злится, “готов его раскромсать”. Выплескивается целая куча протестных реакций. Поэтому мы всегда советуем знать свои слабости и с ними бороться, тренировать психику. Раздражает тебя начальник, а ты стань, как говорят, “пофигистом”, – спрячь свои эмоции, “запихни их в карман”, а волю – достань. И иди выполнять его приказ.

– И много Вам встречается “безвольных”  людей?  

– Мы каждый день в своей повседневной работе сталкиваемся с отсутствием у людей каких-то волевых качеств, элементарной логики, но зато – с огромным эго. Яркий пример, – одна моя пациентка, которая в прошлом году развелась с мужем. Прошел год, а она по ночам не спит, у меня в кабинете рыдает, ее всю трясет, сердцебиение сумасшедшее: “Вы представляете, уже год ничего мне не дает!”  Я ей объясняю, что он ушел, ей уже не принадлежит. И она теперь свободна, надо начинать новую жизнь, без него, искать работу. А она: “Ну мы же с ним 10 лет прожили, все было хорошо. Он меня содержал все эти годы, и теперь должен. Это ведь не я, а он ушел к молодой!”  

Человек не может понять, что ему на самом деле никто не должен ничего – ни государство, ни общественные организации, ни близкие. А чтобы что-то получить, чего-то добиться в жизни, надо, прежде всего, напрячь свою волю, и встать с дивана.

– А как же программисты, дизайнеры, копирайтеры, да и многие журналисты, которые работают дома, и им не надо вставать с дивана и присутствовать на работе “от сих до сих” ?

– Даже если человек работает удаленно, ему тоже нужно напрягать свою волю, чтобы выполнять задания в срок и качественно.  Другое дело, ему не хватает общения с людьми, взаимодействия с миром. Но, если мы “оглянемся”, то  500 лет назад, 300 лет назад – были совершенно другие взаимоотношения в обществе. Цивилизация меняется. И сейчас совершенно нет ничего страшного в том, что человек работает на дому. Просто ему надо правильно распределять свои усилия, чтобы сохранить себя от депрессии. Если быть все время “в телефоне”  или “в компьютере”, недостаток общения вызовет диссонанс. Поэтому, составьте себе “пять составляющих для счастья”, и выполняйте их с удовольствием.  Не хватает личного общения – иди общаться, не хватает физических нагрузок – иди в спортзал или на огород, не хватает новых впечатлений – отправляйся в путешествие.  Или, хотя бы – на рынок, это тоже связь с реальным миром.

– Александр Михайлович, в Польше есть специальные реабилитационные центры для тех, кто долго не работал. Нужны ли подобные программы в Украине?

– Для наших пациентов, которые долгое время лечились и “выпали из социума”  (отвыкли от работы, от общения в коллективе), у нас при диспансере работают лечебно-трудовые мастерские. Их создали для того, чтобы вырвать людей из дома, из больницы, из пассивности. А в мастерских они делают красивые конфетные упаковки для кондитерской фабрики им. Войково и общаются друг с другом. Там свободный вход и выход.  Человек может поработать полдня и уйти. Но завтра он вернется и поработает на час больше. Может, это не совсем реабилитационная программа, но польза от нее несомненна.  Это тренировка эмоционально-волевой сферы. Но наши мастерские – только для пациентов. И я считаю: то, что абсолютно здоровые люди долго не могут найти себе работу и отвыкают трудиться, – это проблемы, которые должны быть “головной болью”  государства. Государство обязано предпринимать шаги, чтобы их решать.

P.S.  Стажировку в Польше организовали Черниговская общественная организация “Ахалар”  и Хельсинский фонд по правам человека, Варшава. Поездка стала возможной благодаря проекту “Свобода политической дискуссии и доступ к информации – поддержка независимых СМИ Крыма”, он финансируется Фондом Международной Солидарности в рамках Польско-Канадской Программы Поддержки Демократии, финансируемой из средств польской помощи для развития Министерства Иностранных Дел Республики Польша и Канадского Министерства Иностранных Дел, Торговли и Развития.

Більше новин читайте на нашому телеграм каналі
Поширити:
ЗАРАЗ ЧИТАЮТЬ
ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ
ОСТАННІ НОВИНИ