Уголовное дело на…песке

Нелегальная добыча песка – это и одна из наиболее серьезных экологических проблем Херсонщины, и приносящий немалые доходы неблаговидный бизнес. А еще  – одна из “лакмусовых бумажек”, позволяющих разглядеть во всей красе все “прелести”  работы нашей правоохранительной системы.

Время от времени в прессе появляются сообщения, что правоохранители “накрыли”  очередных “песочных”  дельцов, нелегально добывавших и вывозивших десятками и сотнями тонн один из основных природных ресурсов  области. Но почему-то практически нет сообщений о том, что такие дела дошли до суда и вынесены приговоры. В том числе – и по громким делам, где фигурирует огромное количество  несанкционированно добытого песка. Однако приговоры эти оказываются совсем не такими, о которых работники организаций, инициировавших эти громкие дела, говорили бы с гордостью.  

Так, в декабре прошлого года Голопристанский районный суд вынес приговор по делу о “хищении”  50 тысяч кубометров песка на участке неподалеку от села Великая Кардашинка. Об этом деле местные СМИ писали еще в декабре 2014 года. С подачи пресс-службы прокуратуры области, распространившей информацию о том, что “с июля по сентябрь 2014 года директор частной производственно-коммерческой фирмы завладел песком в объеме 50 тыс. куб. метров, который находится на территории Великокардашинского сельсовета” .

То есть, в “сети”  правоохранителей попала “крупная рыба” ? В таком случае почему появившаяся в прессе информация об этом деле ограничилась только упомянутым выше сообщением пресс-службы?

Ответ прост. Голопристанский районный суд на заседании 21 декабря 2015 года признал Виктора Бурлаченко (тот самый “директор частной производственно-коммерческой фирмы” ) невиновным в совершении всех инкриминируемых ему правонарушений: незаконная добыча полезных ископаемых и подделка документов.

Дело, претендующее на статус громкого, рассыпалось. Как замок из песка. При том, что даже сейчас, после определенных перемен в нашем обществе, оправдательный приговор со снятием всех обвинений, вынесенный даже судом первой инстанции, – редкость.

А потому эта история достойна внимания даже в большей степени, чем “песочные”  уголовные дела, завершившиеся приговором. Впрочем, такие дела, наверное, – тоже не меньшая редкость.

“В июле 2014 года наше предприятие, частная производственно-коммерческая фирма “Стройиндустрия”, начало работы по рекультивации участка земли в окрестностях села Великая Кардашинка Голопристанского района. Участок площадью 157,27 гектара находится в постоянном пользовании у госпредприятия “Производственный южный биотехнический центр”. Это предприятие и заключило с нами договор на проведение работ. У руководства предприятия была договоренность с иностранным инвестором о том, что при его поддержке на участке будет разбит сад. Этот проект должен был фактически спасти “Производственный южный биотехнический центр”, находившийся на грани банкротства” , – рассказал нам Виктор Бурлаченко.

Работы начались. А в августе 2014 года у “Стройиндустрии”  вдруг осложнились отношения с представителями местной власти села Великая Кардашинка.

“Нас, – рассказывает Виктор Бурлаченко, – обвинили в незаконной добыче песка. Также говорили и о том, что из-за работ по рекультивации создается много пыли, что не нравится сельчанам. Мы объясняли, какие именно работы выполняются. Говорили людям, что агропредприятие, которое будет создано на тех землях, – это рабочие места для жителей Великой Кардашинки, где безработица очень велика. Мы не игнорировали местных жителей. При том, что земли, на которых велись работы, не относятся к сельсовету, они принадлежат госпредприятию” .

Законность  работ проверяли и работники милиции, которые по заявлениям жителей Великой Кардашинки пятого августа 2014 года завели уголовного дело № 12014230150002037 по факту “покушения на хищение имущества госпредприятия “Производственный южный биотехнический центр” . Работы пришлось приостановить. Они были возобновлены только 25 августа. А 19 сентября 2014 года на участке снова появились работники Голопристанского райотдела милиции и прокуратуры Голопристанского района.

“Тогда нам не предоставили никаких документов, доказывающих нашу вину, а просто стали изымать технику. А она, кстати, принадлежала другим организациям, с которыми наше предприятие заключило договора на оказание услуг. Нам просто сказали, что в рамках уголовного производства проводятся следственные действия, но никаких решений суда не предоставили. Технику изъяли в течение двух дней ( это были выходные) и отправили на штрафплощадку, чем создали проблемы и нашему предприятию, и предприятиям, которым принадлежала эта техника”, – рассказывает Виктор Бурлаченко.

На том участке земли промышленная добыча песка вообще невозможна из-за высокого уровня грунтовых вод...

Фирму “Стройиндустрия”  и ее директора обвинили в хищении 50 тысяч кубов песка. А это – приблизительно 73 тысячи тонн.

То есть, за месяц с небольшим неподалеку от Великой Кардашинки появился огромный котлован, куда спокойно мог бы поместиться, скажем, стандартный пятиэтажный жилой дом. Добыча велась круглосуточно, работали как минимум пять экскаваторов, а с места проведения работ нескончаемым потоком шли грузовики, вывозившие песок.

Добыть за столь небольшой срок такое количество песка можно только так. Но…

В приговоре суда и в показаниях свидетелей (люди, участвовавшие в работах по рекультивации) нет ни слова об образовавшемся в окрестностях села огромном карьере. Бульдозерист сказал, что за время работы не видел, как с участка вывозили песок. Нет упоминаний и об экскаваторах. Машинист погрузчика рассказал, что загрузил “аж”  четыре машины поверхностного грунта, снятого при рекультивации. Один из водителей рассказал, что на автомобиле грузоподъемностью 40 тонн сделал две ходки: отвез в  50 тонн грунта на предприятие, с которым фирма “Производственный южный биотехнический центр”  заключила договор на его ответственное хранение. Судя по показаниям водителя, работали два грузовика. А еще, как рассказал Виктор Бурлаченко, – геодезист, скреперы, бульдозеры и погрузчики. То есть, проводились обычные мероприятия по подготовке земли к использованию в сельском хозяйстве.

Сообщение о подозрении в  преступлении директор “Стройиндустрии”  получил только в ноябре 2014 года. Тогда же его попытались взять под стражу. Причем, делали это в лучших ежовско-бериевских традициях: телефонным звонком пригласили “кое-что выяснить по поводу документов, недостающих в материалах дела”. Потом все же в качестве меры пресечения был выбран домашний арест. Причем, суд принимал решение в 20 часов, и судью специально вызвали из отпуска.

“В моем доме и по месту жительства членов моей семьи провели обыски. Будто бы искали документы, подтверждающие мою преступную деятельность, а также искали деньги, полученные незаконно. Не нашли ни того, ни другого, разумеется. Думаю, обыски были элементарным  давлением, “спектаклем”  для соседей: хотели создать мне репутацию преступника” , – рассказывает Виктор Бурлаченко.

В деле о нелегальной разработке недр, разумеется, не обойтись без заключения экспертов. Его дало одно из профильных предприятий. Специалисты по каким-то ведомым только им причинам взяли в качестве точки отсчета геодезическую съемку исследуемого участка, выполненную в… 1979 году. То есть, предприятие, проработавшее там всего месяц с небольшим и успевшее рекультивировать 1,8 га, должно было ответить за то, что происходило на протяжении 35 лет: за ветровую и водяную эрозию почвы, за самовольную добычу песка местными жителями. Причем, на всех 152, 27 гектарах. По логике экспертов и следствия.

Есть в приговоре суда и еще один интересный факт, касающийся этого экспертного заключения. Этот документ (технический отчет) был заказан и оплачен… непонятно кем, неустановленным физическим лицом. В приговоре указано, что неизвестно, как документ попал к следователю. И цитируется часть третья статьи 62 Конституции Украины, гласящая, что обвинение не может базироваться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на предположениях.

“Эксперты, – говорит Виктор Бурлаченко,– почему-то проигнорировали то, что на том участке земли промышленная добыча песка вообще невозможна из-за высокого уровня грунтовых вод: они там находятся в некоторых местах на глубине уже двух метров. Кроме того, согласно статьи 23 Кодекса Украины о недрах, владельцы земли и землепользователи имеют право в пределах своих участков добывать без специальных разрешений и горного отвода полезные ископаемые местного значения для собственных потребностей. Главное, чтоб ископаемые добывались на глубине не более двух метров” .

В таком случае чем можно объяснить годичное пребывание директора “Стройиндустрии”  под следствием, связанный с этим простой в работе предприятия, другие проблемы, к которым привела возникшая ситуация?

“В личном общении мне сказали, что я просто оказался не в то время не в том месте. То есть, определенным людям понадобилось громкое дело о незаконной добыче песка. Ведь о проблеме говорят много, а реальных фактов, подтверждающих ее решение, – ноль. И тут “под горячую руку”  подворачивается предприятие, выполняющее работе по рекультивации участка, которые для непосвященного человека могут быть похожими на добычу песка. Отчитались. Изобразили видимость работы. А то, что у меня лично и у предприятия – огромные проблемы, никого не волнует. Более того, я знаю, что готовится апелляция, так как правоохранители не хотят признавать свои ошибки и боятся встречных претензий”, – говорит Виктор Бурлаченко.

Он также сказал, что наслышан о том, что песок на Херсонщине и по сей день нелегально добывают в промышленных масштабах. Кто это делает? Те, кто не боится визитов правоохранителей и работников прокуратуры.    

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини