Підтримати нас

В поликлинику с молитвой

Vgoru
22 березня 2017 09:01
562
Поширити:

Медицину в очередной раз реформируют.   В столичных кабинетах и со столичных трибун говорится много красивых слов о новых подходах. А в провинции первое, что встречает пациента… – текст молитвы «Отче наш». В одной из херсонских больниц, куда я пришел на прием к врачу, было именно так. Будто пациентам намекали: состояние медицины у нас таково, что не помешало бы заручиться и поддержкой сверхъестественных сил.

А незадолго до этого побывал в Киеве на конференции «Трансформация’17». Там  много говорили о реформировании медицины. И в очередной раз понял, что в столицу на обсуждение реформ стоит ездить хотя бы для того, чтобы убеждаться: руководители государственного уровня действительно настроены на реформы. Это немного утешает, когда видишь происходящее дома.

 

Новый дом из старых кирпичей

Как будет реформироваться  здравоохранение, как это следовало бы делать, рассказывали и. о. Министра здравоохранения Ульяна Супрун, руководитель экономических и политических исследований Киевской школы экономики Наталья Шаповал, эксперт «Реанимационного пакета реформ» (РПР) Татьяна Юрочко, семейный врач Евгений Гончар и зам  гендиректора   клиники «Исида» Олег Петренко.    

Ульяна Супрун  рассказала о своем видении медицинской реформы:

«…Каждый украинец сможет получить гарантированный бесплатный пакет медицинских услуг, который будет оплачивать государство... Пациент будет четко понимать, какие услуги и в каком пакете  может получить. Все будет четко определено как для врачей, так и для пациентов, и на все вводится определенный тариф. Украинцам для получения гарантированного бесплатного пакета медицинских услуг (консультация врачей первичного звена и экстренная медицинская помощь) потребуется только паспорт».

И. о. министра говорила о смене приоритетов в финансировании. В результате государственные и частные медучреждения смогут конкурировать, бороться за бюджетные деньги.

Если же судить по тому, с чем сталкиваются рядовые херсонцы при посещении медучреждений,  возникают сомнения: знает ли министр, ЧТО ее ведомство должно реформировать. Можно сказать, что перед медицинским начальством стоит задача построить новый дом из старого кирпича. Но пригоден ли он?  

Во время визита к врачу, о котором шла речь выше, он назначил мне анализы и дату следующего визита к нему. Когда же я пошел сдавать анализы, оказалось, что в этой поликлинике я могу их сдать значительно позже дня, когда доктор хотел меня снова видеть. Выходит, учреждение работает полностью рассогласованно, каждое структурное подразделение там является «государством в государстве». И одному «государству»  неведомо, что делается в другом. То есть, посылая пациента сдавать анализы, врач пребывает в полнейшем неведении по поводу загруженности лаборатории. А  ранее оказывалось, что врач в отделении специализированных приемов, к которому направлял врач общей практики (по-старому – терапевт), был в тот момент в отпуске или на курсах.  

А ведь бывают случаи, когда самое ценное, что есть у пациента – время, в течение которого можно принять меры, чтоб заболевание не осложнилось и не привело к плачевным  последствиям.

Лично я воспользовался услугами частной  медлаборатории.

А еще вспомнил рассказ человека, живущего в Израиле. Спустя год жизни в этой стране он   обратился к врачу. И был крайне удивлен, когда после осмотра доктор дал несколько указаний   медсестре, и та, не вставая с рабочего места, записала пациента на все  анализы и на консультации к другим специалистам. Оказалось, что в израильской клинике есть электронная система связи, и каждый доктор на своем компьютере видит «окна» в графиках работы коллег, может записать к ним своих пациентов.   Потом мой знакомый узнал, что подобные системы есть во многих клиниках в США и в Европе. Говорят, нечто подобное есть и в некоторых украинских элитных больницах. А вот такое благо в медучреждениях для рядовых граждан, похоже, - даже не предел мечтаний.

Ульяна Супрун пыталась дать понять аудитории, что проблемы провинциальной медицины ей не чужды. Рассказала о посещении одной из больниц в глубинке и шоке, который пережила при виде «броуновского движения» в коридорах. Предложила организовать в больницах электронные очереди:  «И пациенты будут знать, на какое конкретно время приходить, и когда приходить. Это касается тех пациентов, которые могут подождать, если болезнь не угрожает жизни».

Но ни слова не было произнесено о намерении Минздрава создать программу совершенствования работы медучреждений на местах. Отдельно взятая бюджетная поликлиника, особенно в небогатом городе вроде Херсона, вряд ли может внедрить у себя ту же электронную очередь или другие новации.

Пациент всегда… неправ

Увы, в нынешних больницах для рядовых пациентов медиков меньше всего интересует, насколько серьезны проблемы у обратившегося к ним человека, как ему помочь. Система существует ради системы, и порой не удается отделаться от ощущения, что без тебя, пациента, персоналу медучреждений будет куда лучше…

Обычная сцена у окошка регистратуры. Стоит пациент, желающий что-либо узнать, а с противоположной стороны несколько дам в белых халатах что-то обсуждают. Наконец-то одна из них, сидящая у окошка, интересуется, что нужно пациенту, но, не дослушав, или отвечает на вопрос, заданный какой-то из коллег, или вклинивается в их беседу. После чего снова обращается к пациенту с просьбой повторить ранее сказанное.

Обычная сцена в кабинете у врача. Доктор выслушивает больного, заполняя документы, совершенно не имеющие отношения к посетителю и его проблемам. Во время приема к нему заходят другие доктора и медсестры, задают вопросы и заводят разговоры, тоже не имеющие никакого отношения к данному пациенту. Не исключено, что могут зайти и другие пациенты, прорвавшиеся вне очереди для «только спросить», и «спрашивание» превращается в параллельный прием. И к больному, пришедшему по записи, врач как правило возвращается с вопросом: «Так на чем мы остановились?».

Превратить весь этот хаос в хотя бы подобие нормальной медицины, ориентированной на пациента, нынешнее руководство Минздрава хочет, изменив систему финансирования, о чем много говорила Ульяна Супрун:

«Мы меняем процедуру финансирования системы так, чтобы средства бюджета тратились не на финансирование инфраструктуры медицинских учреждений, оплату коммунальных услуг и зарплат медперсонала, а на оплату медицинских услуг, которые мы фактически получаем. Если мы обратились к семейному врачу, в больницу или диагностический центр, то бюджет должен платить именно за эти услуги. Это будет прямое и прозрачное распределение уплаченных нами налогов. Это концепция «деньги следуют за пациентом». Другими словами, это государственное страхование нашего здоровья».

Правда, говоря о финансировании медицины, и. о. министра здравоохранения почему-то ни словом не упомянула о так называемых благотворительных взносах. «Так называемые», поскольку де факто они являются платой за лечение. Даже в бюджет закладываются планы по их сбору. Так, на проходившей 29 декабря прошлого года сессии Херсонского облсовета, где принимался бюджет области на этот год, было сказано, что в медучреждениях региона предполагается собрать за 2017 год… 90 млн. грн. благотворительных взносов. То есть, речь идет о деньгах, с которыми пациенты расстанутся независимо от  их желания.

А на предшествовавшем сессии заседании бюджетной комиссии прозвучала другая цифра: работающие при больницах благотворительные фонды якобы проводят 87 % своих трат по статье «Другие расходы».

Впрочем, на прошедшей третьего марта сессии облсовета говорилось, что такая «прокладка», как благотворительные фонды при больницах, скоро должна приказать долго жить. Однако прикажут долго жить фонды, а не взносы. Их, как говорили на сессии, будут собирать на бюджетные спецсчета. То есть, «доить» пациентов продолжат.

Причем, дело принимает  интересный оборот. Председатель правления Фонда громады Херсона «Захист» Лариса Польская недавно   в Facebook рассказала, к чему может привести перевод больничных благотворительных фондов под «крышу» государства:

«Как только финансовые пожертвования попадают в казначейство, они становятся бюджетными. И за благотворительные пожертвования нельзя будет приобретать новое медицинское оборудование (многое из которого просто в печальном состоянии), делать ремонт больниц (это – капитальные вложения, которые оформляются по особой процедуре, - ред.)... Второе - в областной больнице погибала роженица, и срочно нужно было в течение суток ввести ей препараты общей стоимостью около 130 тысяч гривень. Никто из родственников за сутки такую сумму никогда не собрал бы. Деньги выделил благотворительный фонд при облбольнице, и женщина была спасена. Теперь при подобной ситуации для приобретения этих препаратов из средств, находящихся на казначейском счету, нужно провести тендер..., пока пройдет процедура, человек погибнет. Плохо, что фонды при больницах не работали прозрачно, что приводило к возмущению людей и закончилось  ликвидацией фондов. НО... теперь? Судите сами. Благотворительные взносы останутся, а тратиться они будут на недорогие расходные материалы и моющие средства?!».

И такую щекотливую тему Ульяна Супрун и другие участники медицинской части конференции   обошли. Как некоторые другие, не менее важные и не менее щекотливые. Так, осталось «за бортом» обсуждение нынешнего состояния бюджетного финансирования медицины.

В этом году в областном бюджете на нужды здравоохранения предусмотрено 699,5 млн. грн. И в этой сумме наверняка заложен некий объем обязательной безоплатной (не бесплатной, так как бюджет формируется из наших налогов) медпомощи, которую должен получать каждый гражданин. Но каков этот объем? Как  пациенту узнать, что, по закону, ему положено безоплатно? Кто ответит на эти вопросы?

Увы, от Ульяны Супрун мы услышали все ту же «ритуальную песню» о необходимости определить обязательный объем медпомощи, предоставляемой за бюджетные деньги, какую слышали от множества ее предшественников. Но при этом из года в год пациенты от врачей слышат: «Нас не финансируют», «Купите лекарства», «Купите перевязочный материал»… В Херсоне, как, наверняка, и везде по Украине, вы не увидите ни в одном медучреждении информационного стенда с перечнем того, что там пациенту предоставляется безоплатно. Сложно найти в открытом доступе и отчеты о расходовании денег благотворительными фондами, пока еще работающими при медучреждениях.       

Умолчали участники дискуссии и о такой болезненной проблеме, как ошибки и халатность врачей, за которые их очень сложно или даже практически невозможно привлечь к ответственности из-за извращенного представления о корпоративной солидарности,   когда пациент оказывается  всегда неправ: поздно обратился, неправильно лечился, вел нездоровый образ жизни…

И. о. министра здравоохранения и другие участники дискуссии много говорили о том, что должно получиться в результате реформы отрасли. Но ни руководитель главного медицинского ведомства, ни эксперты увы, не расщедрились на описание процесса реформирования, на то, как чиновники от медицины намерены изменить устаревшую, до ужаса неэффективную и во многом порочную систему. Разве что Ульяна Супрун пожаловалась, что в регионах саботируются ее начинания. И сказала, что процесс реформирования украинской медицины, по ее подсчетам, займет около трех лет.

А пока на входе в поликлинику нас будут встречать молитвы.

Підтримайте роботу редакції. Долучайтеся до спільноти"Вгору" https://base.monobank.ua/

Поширити:
ЗАРАЗ ЧИТАЮТЬ
ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ
ОСТАННІ НОВИНИ
Матеріали партнерів