«Замутить» – не выйдет

а прошлой неделе в нескольких киевских Интернет-изданиях появилась информация, что 12 июня в Каланчаке Херсонской области сотрудники милиции покалечили молодого парня. В результате парень попал в больницу в тяжелом состоянии: сотрясение мозга, перелом руки, выбито 5 зубов, вывихнута челюсть. Он не может говорить. Родственники не могут его перевезти в Херсон в больницу, поскольку любое движение для него опасно, – сообщалось в Интернет-изданиях.

Милиционеры, как всегда, «ни при чем»?
На брифинге в областном УМВД, 15 июня, эту информацию прокомментировал замначальника инспекции по личному составу Денис Загреба. В прошлом номере нашей газеты мы опубликовали этот комментарий. Напомним читателям его суть.
Милиция утверждает, что сотрудники Каланчакского райотдела не били Александра Смирнова, а наоборот – “растаскивали дерущихся”. Якобы к двум старшим лейтенантам в гости приехал друг, работник охранной фирмы “Крис”. Они втроем отдыхали в кафе, потом возник конфликт между Смирновым и гостем из Херсона, они подрались. В итоге парень со сломанной челюстью лежит в больнице. С 13 июня ведется служебная проверка.
В официальных милицейских сводках делается акцент на то, что Александр Смирнов уже имеет две судимости за хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений. Это официальная позиция правоохранительных органов.

Свидетели молчать не стали
Версия родственников и очевидцев события кардинально отличается, ее озвучили в понедельник, 21 июня, на пресс-конференции в Херсоне. Со слов одного из свидетелей случившегося, Дмитрия Лебеденко, в тот вечер он заказал в баре бильярдный стол, чтобы отдохнуть с друзьями:
– Мы компанией отдыхали, Александр (потерпевший – авт.) иногда выходил на улицу проветриться. Около двух часов ночи мне сообщили, что его бьют возле бара, – рассказывает Дмитрий. – Когда я вышел на улицу, то Смирнов был весь в крови, еле держался на ногах, на вопрос, кто это сделал, еле смог ответить. В это время к нам подошли двое молодых людей с намерением продолжить “выяснение отношений”.
Этими двумя, по словам Дмитрия, были сотрудник охранной фирмы “Крис” Александр Доценко и милиционер Константин Безуглый. Милиционер попытался ударить и Дмитрия, но тот увернулся. А в этот момент Доценко ударил потерпевшего по голове, затем к нему присоединился Безуглый.
– Когда я снова вмешался, – продолжает Дмитрий, – эти двое погнались за мной. Старший лейтенант хотел меня сбить и ударил по ногам. Но я устоял и отбежал в сторону. Через некоторое время я вернулся за Смирновым, но мне сказали, что его отвезли в больницу.
А вот показания еще одной свидетельницы, Ольги Блоцкой, которая драку видела с самого начала:
– В ночь с 12 на 13 июня я с друзьями отдыхала в том же баре, что и Александр. Около двух часов ночи я вышла на улицу. Увидев на улице Смирнова, я решила подойти поздороваться, – пишет в своих показаниях Ольга. – Впереди меня на улицу выходил атлетичный молодой человек с Константином Безуглым. Этот атлетичный парень, обернувшись по сторонам, внезапно несколько раз ударил Александра в лицо. От ударов Смирнов откинулся назад, ударился головой о стену, а потом и об цемент. Гость из Херсона по кличке “Доцент” продолжил бить Александра. Я побежала звать на помощь Дмитрия Лебеденко… Когда мы вернулись, “Доцент” снова лез в драку…”.
Сестра избитого – Юлия – рассказала, что Доценко отстранен от работы руководством “Криса” на время следствия. Присутствовавший на пресс-конференции директор данного охранного агентства Сергей Колесниченко информацию подтвердил.

Прокуроры советовали забрать заяву
Парня доставили в районную больницу с двусторонним переломом челюсти. Надежда Дмитриевна, мама избитого, рассказала о том, что происходило в больнице:
– Когда мне сообщили о случившемся, я поехала в больницу. Когда зашла в палату, там сидели Безуглый и Доценко. А еще один милиционер составлял протокол о драке. Сын мне прошептал, что эти двое его избили. Они сказали, что оплатят ему лечение, а он должен молчать о случившемся и подписать все бумаги. Подписывать мой сын отказался. Поскольку было почти 9 часов утра, милиционер ответил, что его рабочее время закончилось, и пусть объяснения пишет кто-то другой.
Надежда Дмитриевна поехала в райотдел, хотела поговорить с начальником. Но на месте был только его заместитель Игорь Денисенко.
– Я попросила, чтобы прислали сотрудников для того, чтобы мой сын написал объяснение о случившемся. Мне в грубой форме ответили, что никого другого присылать не будут и что “Вашему сыну 24 года, пусть сам приходит и пишет”. А в это время Александр лежал практически без сознания с двойным переломом челюсти.
Сотрудников все же прислали, но только после того, как сестра Юля рассказала, что информация об избиении сотрудником милиции ее брата уже известна киевским журналистам.
Мама 16 июня заявление все же написала на имя начальника Каланчакского райотдела П.Черненко. А 14 июня Надежда Дмитриевна написала заявление в районную прокуратуру.
– В прокуратуре мне “прямым текстом” сказали, что они будут на стороне милиции и чтобы я забрала заявление. Но я отказалась это делать, – рассказала мать потерпевшего.
Сейчас состояние здоровья Александра стабильное, он уже самостоятельно передвигается. Но сколько продлится лечение – неизвестно.

Кто говорит правду?
Относительно двух судимостей Александра Смирнова “за хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений”, как значится в официальной сводке, милиция почему-то допустила “неточность”. Мама и сестра Смирнова утверждают, что у Александра действительно есть судимость, но – одна. В 2006 он подрался со знакомым, его осудили условно за телесные повреждения средней тяжести. После драки потерпевший с Александром помирился и никаких претензий к нему не имеет, что подтверждено документально.
В позиции милиции настораживает еще один факт: на брифинге Денис Загреба сообщил, что свидетели этой драки молчат и вообще уехали из области. Сестра избитого А.Смирнова – Юлия – утверждает: никто из свидетелей никуда не уезжал, и они все могут рассказать о случившемся. Что, собственно, они и сделали на пресс-конференции в Херсоне.
Возникает вопрос: если лейтенанты говорят руководству одно, а свидетели избиения – другое, то почему руководство милиции не хочет даже разобраться – что же произошло на самом деле? А вдруг окажется, что в ряды райотдела случайно затесались садисты? Разве не в интересах руководства самому очистить вверенный ему правоохранительный орган? И почему прокуратура не спешит разбираться в сути случившегося? Почему не исполняет свое прямое назначение – не контролирует соблюдение законности в действиях милиции? Из-за такого поведения руководителей прокуратуры и милиции закрадываются мысли, что садизм им понятней и ближе, чем даже соблюдение законности. Не говоря уже о страданиях искалеченного молодого человека.
Похоже, что так называемые правоохранители пытаются эту историю “замутить” и “заволынить” в надежде, что она как-нибудь забудется. Но, судя по тому, что беспредел в Каланчаке возмутил очень многих журналистов и правозащитников по всей Украине, “замутить” его в этот раз не получится. На это очень надеются не только пострадавший, его близкие и друзья, но и все жители Каланчака.

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=9236

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини