Суд против ГАИ или ГАИ против суда?

Под таким заголовком должна была состояться в 14.00 в понедельник, 17 марта, пресс-конференция – по инициативе сотрудников ГАИ. Но – не состоялась.

С начала февраля этого года в херсонских газетах то и дело появлялась различная и противоречивая информация о том, что между сотрудниками городского ГАИ и судьей Цюрупинского райсуда произошел “конфликт”.
То очевидцы видели, что какой-то водитель на “Тойоте” (а в ней, по слухам, как раз и сидел судья) сбил инспектора, но спокойно уехал, то вдруг сообщалось: судью вытаскивали силком из машины…
И с каждым днем история обрастала новыми слухами. Причем, как руководство ГАИ и УМВД, так и суды под разными предлогами отмалчивались: одни говорили, что у них никакой такой информации нет, другие обещали “разобраться”, третьи оказались на больничном.
Пока, наконец, на прошлой неделе не стало известно, что 7 марта Херсонская областная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении трех сотрудников ГАИ и им “грозит” от 3 до 8 лет лишения свободы. И что в пятницу 14-го в Комсомольском райсуде должно начаться слушание поданной в частном порядке жалобы Цюрупинского судьи на действия гаишников. Получалось: что-то все-таки произошло?

За выполнение долга – за “решетку”?
В прошлом номере газеты мы рассказывали, на что пожаловался судья в прокуратуру. Напомним: дежуривший на площади Свободы инспектор ГАИ остановил “Тойоту”, в которой ехал судья. Предложил показать документы. Водитель предоставил права и техпаспорт, удостоверение судьи. Инспектор высказал сомнение в подлинности удостоверения и в том, что водитель трезв, и потребовал, чтобы судья вышел из машины. И вроде бы даже сказал, что задерживает его до выяснения обстоятельств. Судья объяснил, что, во-первых, водитель не обязан выходить из машины, а во-вторых, он обладает служебным “иммунитетом”, хлопнул дверью и поехал по проспекту Ушакова. Но при подъезде к ул. Перекопской машину блокировали два автомобиля, другие сотрудники ГАИ выбили в “Тойоте” стекло, разблокировали двери, вытянули водителя из автомобиля, заломили руки. А потом его и машину обыскали. И – вскоре отпустили.
То есть, сложилась неоднозначная ситуация. С одной стороны, по Конституционному статусу судьи никто не имеет права без санкции Верховной Рады ни арестовать, ни даже задержать его, ни обыскивать его или машину. С другой стороны, инспектор ГАИ должен выполнять свои обязанности и обеспечивать безопасность на дороге. И если бы за рулем был не судья, а “простой” нарушитель, то ведь действия гаишников, скорее всего, квалифицировались бы как профессиональные?

Неотвеченные вопросы
В этой ситуации неясности не только с нашим законодательством, но и с самим происшествием. Например, так и не удалось узнать, в котором же часу это произошло? Парковщик, что работает на стоянке возле “Оптики” (где и начали “раскручиваться” события) говорит, что ничего не видел, хотя работает каждый день, с 8.00 до 18.00. Может, это было после 18.00, когда он ушел домой? Но ведь в это время на улице было темно (начало февраля), а как же тогда велась видеозапись? А если все было “мирно и культурно”, то как тот инспектор ГАИ получил сотрясение мозга?!
Поэтому журналисты вздохнули с облегчением, получив приглашение на пресс-конференцию 17 марта. Тем более, что там можно было бы напрямую задать интересующие наших читателей вопросы. Но буквально за час до начала пресс-конференции пришло сообщение о том, что встреча не состоится.

Кто наводит «тень»?
Причем, никто не сообщил, переносится ли пресс-конференция на другое время, или тема “закрыта вообще”. Как рассказала руководитель пресс-клуба “Новый день” Елена Нечипуренко, инициаторами встречи были именно те работники ГАИ, в отношении которых прокуратура возбудила уголовное дело: инспектор городского ГАИ Александр Демин, начальник городского ГАИ Валентин Бондаренко и инспектор областного управления ГАИ Алексей Курбат. Арендовали они зал не как сотрудники милиции, а как частные лица. Но за час до встречи Валентин Бондаренко позвонил, извинился и отменил ее, пояснив: на это время его официально вызвали в областную прокуратуру.
Автору этих строк Валентин Бондаренко по телефону подтвердил, что отменил 2 встречи с журналистами не из-за нежелания общаться с ними, а только из-за официального вызова в прокуратуру. Но… дать какие-либо объяснения по сути дела отказался: “Я не хочу, чтобы в газетах мелькало мое имя…”.
К сожалению, не упоминать Валентина Ивановича совсем, не ссылаться на его слова – невозможно, так как другие источники информации в данный момент недоступны. В пресс-центре областного ГАИ во вторник сказали, что руководство – с проверкой в районах, а сами работники пресс-центра “не в курсе”, и - “перевели стрелки” на городское ГАИ. В Херсонском апелляционном суде тоже отвечают, что кто-то на сессии, кто-то – в районе… Такие вот странные и очень таинственные совпадения.
И суд, который был назначен на 14 марта, не состоялся – один из обвиняемых заболел. Как нам стало известно, Александр Демин действительно сейчас проходит стационарное лечение в одной из больниц города (а туда попасть сотруднику милиции не так просто: кроме направления профильного врача поликлиники УВД, нужна еще и “виза” главврача УВД). На фоне полученного сотрясения мозга, стресса, его состояние здоровья резко ухудшилось. А тут еще и уголовное дело…
И другие “фигуранты” дела – Валентин Бондаренко и Алексей Курбат – примерно с середины февраля и до первых чисел марта тоже были на больничном. И хотя сами они об этом не хотят говорить, из компетентного и независимого источника известно: у этих далеко не старых сотрудников уже “шалят” сердца и скачет давление. Только вот почему же они обратились в поликлинику УВД спустя почти две недели после инцидента?
Вывод напрашивается чуть ли не единственный: кто-то, облаченный правом и возможностью “давить”, очень не хочет, чтобы правда об инциденте, наконец, всплыла… Настолько не хочет, что готов рисковать здоровьем и свободой рядовых инспекторов.

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини