Шла девочка домой

Когда 7 января праздновали Рождество, в Белозерке произошла страшная трагедия: девятилетняя девочка возвращалась домой и – пропала. Нашли ее только на следующий день в 11.40, мертвой – в котловане, затянутом льдом, в полынье плавала ее шапка.

“Абонент недоступен”
Влада возвращалась от тети, которую проведывала в больнице и которой отвозила халат и деньги на лекарства. Тетя халат взяла, а от денег отказалась, мол, есть еще. И проводила Владу на остановку, посадила в автобус. Девочка сразу позвонила маме, что уже едет в маршрутке. Перезвонила, когда приехала к остановке. От остановки дорога практически прямая: от центральной улицы налево, мимо заправки, спуск и, не торопясь, минут через 10 – дома. Мама Яна минут через пять перезвонила, дочка ответила: “Я уже спустилась, иду по улице”. Проходит пять-десять минут, мама выскочила на улицу – дочки не видно, стала ей перезванивать, а в ответ: “Абонент недоступен”…
Яна побежала наверх, дошла до самой остановки – дочки нигде нет. Сразу начала звонить и знакомым, и домой родственникам, соседям и той самой сестре в больнице, которая видела, на чем уезжала Влада. Девочку разыскивали все. Нашли водителя маршрутки, тот подтвердил, что Влада вышла на остановке. Сама. И – все.
Когда Яна обратилась в милицию, она думала, что дочку просто украли, и скоро будет звонок от вымогателей – она не скрывала (да в селе и сложно что-то скрыть), что закупает товар и собирается открыть свой магазин. В милиции заявление приняли, но Яна и родственники и сами искали: стучали и звонили в каждый дом по улице – не видел ли кто, не слышал ли. Узнав о том, что у Яны пропала дочь, Сергей, хозяин магазина, где она работает, закрыл магазин. И сам, и коллеги Яны – все приехали на помощь…

Милиця заподозрила... родственников?
Утром 8-го января к дому Яны приехали сотрудники милиции, пригласили на беседу зятя. Яна поехала вместе с ним. Милиция держала их до 14 часов. “Спрашивали про мою судимость, про зятя, про отца Влады и отчима, про их судимости”, – рассказывает Яна, – нет, нас не арестовали, но спрашивали и спрашивали… В том числе и Дианку, 14-летнюю племянницу, причем, – без старших, без педагогов и психологов. Но при чем здесь моя судимость или судимость родственников, если пропал ребенок?! И зачем спрашивать, если занимался этим тот же самый следователь, который вел мое дело за разбой? Он расспрашивал меня о судимости, про то, откуда у меня сейчас деньги, а про дочку – ни слова! И почему ему это поручили, что он мог хорошего мне сказать?!”
А в два часа дня Яне позвонил знакомый, сказал, чтобы ехала домой – Владу нашли.

О смерти дочери сказать боялись
“Приехала, спрашиваю, – где она? А все молчат. Я кинулась на них с кулаками: где?!!” Сергей сказал, что нашли какую-то девочку, но это, наверное, не Влада. Помчались все в морг. “ Я плохо помню, что в морге было, я только краем глаза увидела ее розовый свитерок… говорят, что я сильно кричала, что меня вытаскивали оттуда,– не помню”.
Она очень любила дочь. Как только родила, как в роддоме положила рядом с собой спать, так и всегда они были вместе. Даже когда Яну разыскивали за разбой, когда она, скрываясь от правосудия, моталась по всей Украине и России, – дочка была с ней. А когда Яну задержали и осудили на 2 года лишения свободы, девочке, которую на то время опекала сестра Яны, сказали, что мама уехала на заработки к бабушке в Италию. Чтобы не доставить малышке горя…

Официальная версия: поскользнулась и упала
По словам старшего следователя Белозерской районной прокуратуры Дмитрия Бугрименко, Влада, скорее всего, поскользнулась и упала в яму. И хотя по краям – толстый лед, на середине его толщина буквально пару сантиметров – теплые сточные воды, что там фонтанируют, просто не дают образоваться прочной корке даже в сильный мороз. Сейчас еще нет заключения судмедэкспертизы. Пока есть только акт, где указана официальная версия причины смерти: утопление. Точное время наступления смерти тоже еще не установлено. Проверяются разные версии, в том числе и то, что девочку кто-то толкнул нечаянно в ту яму, или что ее могли преднамеренно убить.
Но, по мнению Дмитрия Владимировича, последнее – вряд ли, смерть ребенка в данном случае никому не выгодна. Тем более, что произошло это средь бела дня. По показаниям жителей, в эту яму уже падала женщина, незадолго до трагедии с девочкой. Ее тогда вытащили. Но в тот день, в Рождество, на заправке (а яма – рядом на углу) машин не было, сотрудники от холода прятались внутри, а из окошка яму не видно. Поэтому основная версия следствия – несчастный случай.
Уголовное дело в отношении руководства КП “Водограй” возбуждено потому, что предприятие при проведении земляных работ не установило по периметру котлована ограждение на расстоянии 2-х метров от краев, а со стороны проезжей части – земляные подушки, как этого требуют правила. Затопленные траншеи, котлованы, проемы полов, колодцы, каналы – все это должно быть, в зависимости от условий, закрыто крышками, бетонными плитами или листами рифленого железа, обваловано и ограждено сплошной, либо решетчатой оградой. В ночное время у опасных мест надлежит вывешивать красные сигнальные лампочки…
И хотя руководство КП говорит, что нет возможности, нет финансов, очень много работы, что на предприятии работает только одна бригада и из-за огромного количества аварий просто не успевает починить и этот прорыв, и другие, аналогичные, – это не избавляет от ответственности.
По словам Дмитрия Владимировича, более детальная информация, более точное время смерти, описание всех ссадин и повреждений на теле девочки – все будет в заключении судмедэкспертизы. Пока его у следователя нет – на подготовку заключения экспертизы отводится срок в 2 недели.

“Не верю!”
“Когда Владу привезли 9 января из морга, я увидела синяк на лбу, сломанную переносицу и засохшую кровь в носу, как будто кто ее ударил кулаком в лицо. А родственники говорят, что и на шее были еще синячки, может, ее душили, или мобилку так срывали с шеи… Телефон не нашли. И еще - на дубленке не было пуговиц, только одна была, под шеей, а остальные – вырваны “с мясом”. И потом, как она оказалась на второй день в этой яме, когда мы мимо практически сутки ходили, и не было никакой полыньи – яма та была сплошь замерзшей! Скажите, КАК за минуты замерзла эта лужа?!!”.
Яна выступила на телеканале „ВИТА”, рассказала о своих сомнениях. И о том, что узнала: в руке у девочки была зажата трава, а вокруг ямы трава не растет. И о том, что „во время поминок на 9-й день мы увидели на всех фотографиях на ее лбу черное пятно”. Она рассказывает все это, потому что медленность следствия вызывает у матери тревогу: расследуют ли по-настоящему?
…Влада была очень доброй, она подбирала на улице всех бездомных собак и кошек, а потом с мамой вместе пристраивали их к родственникам и знакомым. Любила раскраски и куклы, мультфильмы. И хотя в школе она не особо блистала знаниями, ее все любили. Даже бывшая потерпевшая по уголовному делу в отношении Яны разрешала девочке купаться со своими детьми в бассейне в ее дворе… Мытарства с мамой “в бегах” не прошли для девочки даром: она никогда не разговаривала с незнакомыми, она никогда никуда не шла, не спросив разрешения у мамы. “Она пуганая. Сразу после занятий бежала домой, знала, что ее ждут. И о том, как вести себя на дороге, и о том, как опасна эта яма, – она все знала. И поскользнуться тоже не могла – асфальт рядом был сухим. И не обманывала никогда: раз сказала, что уже спустилась от заправки, значит, спустилась…”, – рассказывает Яна.

Не сойти бы с ума
“Я б, наверное, с ума сошла, если б девчата с работы не приехали, не забрали меня. Сейчас работаю каждый день, без выходных”, – говорит Яна. Она стала терять зрение, волосы вылезают. Спать в комнате, где спали всегда с дочерью, просто не может. Ночует на кухне, на матрасе. А в комнате носятся и играют Владины коты – как сумасшедшие. Друзья говорят, что это они с ней так играют, ведь душа ее еще – дома.

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=6276

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини