Работа как жизнь и судьба

Вряд ли кто кроме пациентов и врачей помнит, в каких условиях работали наши хирурги в перестроечные времена в начале 90-х.

В условиях, схожих с фронтовыми: оперировали под натянутым брезентовым тентом – чтобы кусок штукатурки, отвалившийся с потолка, не упал в разверстую рану больного. Было это в старом помещении Херсонского онкологического диспансера по улице Белинского. Сейчас урологическое отделение онкодиспансера находится в новом современном здании, оно – одно из лучших в Украине, и проводят здесь уникальные операции, на уровне мировых стандартов.
У наших врачей не так много возможностей изучать передовой зарубежный опыт – государство только изредка оплачивает поездки на международные конференции, а на зарубежные стажировки, обмен опытом доктора, как правило, ищут деньги сами.
Тем не менее, уникальных, известных далеко за пределами Украины хирургов у нас в Херсоне больше, чем в любом другом областном центре. Один из них, заведующий урологическим отделением Игорь Еремин, считает, что причина – в неуемном желании учиться и чисто херсонской непосредственности:
–Да, я стажировался в Берлине, в клинике королевы Елизаветы Херсберге. Заведующий отделением там – профессор Альтхаус. Он в свое время закончил Ленинградский мединститут, свободно владеет русским. У него оперировался Кобзон, лечился Розенбаум. Я познакомился с ним случайно в 2007, на одной из конференций в Санкт-Петербурге. Сам подошел к нему и сказал, что хочу приехать к нему на стажировку. Он согласился, обменялись телефонами и адресами. А спустя год, получив мои документы, профессор прислал приглашение.
Игорь Геннадиевич в Берлин прилетел впервые в жизни. И когда его, скромного херсонского врача из “какой-то Украины” в половине двенадцатого ночи в аэропорту встретил сам профессор (величина мирового значения!), сам поселил в гостиницу, Игорь Геннадиевич пережил первый культурный шок. Второй он пережил утром, когда профессор дал ему талончики на питание в кафе при поликлинике на 3.50 евро в день и предупредил, что нужно набирать еду “на все” – сдачу не дадут. А третий – когда немецкий доктор щедро и вдохновенно делился с украинским хирургом всеми своими открытиями и профессиональными секретами.
На стажировке в клинике королевы Елизаветы Херсберге Игорь Геннадиевич был дважды: первый раз 1.5 месяца, второй раз – 5 недель. “И за все это время профессор не взял с меня ни копейки – ни за стажировку, ни за проживание”.
В Германии Игорь Геннадиевич осваивал сложнейшую операцию, которая называется радикальная простатэктомия. Суть ее – полностью избавить пациента от рака простаты в начальной стадии. До 2008 года такие операции вообще не делали в Херсоне. Сейчас, если у больного нет противопоказаний к этой операции, то она полностью избавит его от рака. Десятилетняя выживаемость после нее без какого-либо иного лечения – 90%. Теперь у нас в Херсоне, как и в Европе, такая операция “поставлена на поток”. Всего за 2 года таким методом прооперировано уже около 100 человек.
– Но нам, конечно же, еще далеко до Германии, – сокрушается доктор Еремин. – Там врачи очень много ездят в другие страны, постоянно учатся. Мы тоже ездим на семинары, стажировки, конгрессы, мастер-классы. Так, в этом году были на конгрессе по урологии в Барселоне (Испания), мой коллега – доктор Сергей Межерицкий, трижды был на стажировке в Московской онкологической клинике, но и этого недостаточно.
Сейчас, 22 сентября 2010г., по приглашению доктора Еремина профессор Питер Альтхаус, один из известнейших европейских урологов, собирается посетить наш город. Цель его приезда: знакомство с нашим урологическим отделением, несколько показательных операций, также он прочитает несколько лекций.
Еще Игорь Геннадиевич рассказал, что в этом году они с коллегами были на курсах по лапароскопии – это операция, которая проводится через маленькие разрезы на коже. Делаются проколы, и через них проводится операция, т.е. руки доктора снаружи, инструменты внутри, и за операцией наблюдают через экран, что позволяет сделать ее более деликатно, с минимальной кровопотерей и травматизацией. На третий день пациенты выписываются домой.
– В Тернополе есть молодой доктор-энтузиаст Петр Иванович, у него мы и осваивали азы лапароскопической хирургии в урологии. Оперировали на свинках. Купили себе свинью и вдвоем оперировали ее 4 дня. В этом году мы у себя в отделении провели уже 7 лапароскопических операций по удалению почки, пораженной раковой опухолью. Так же в июне с.г. приезжали врачи из Москвы – обучали врачей нашего отделения технике лапароскопического удаления почки.
На результаты работы, конечно же, повлияло и переселение в новое здание, куда онкодиспансер перебрался в прошлом году. Здание – на самом берегу Днепра, красивейший вид из окон палат, очень хорошие условия и для пациентов, и для персонала. Одно-двухместные палаты, прекрасные операционные, современная техника. В прошлом году урологи сделали больше 900 операций. Для сравнения: в 2002 году – всего 311. И теперь стали делать такие операции, многие из которых на юге Украины до них не делал никто.
– Пользуясь случаем, хочу через Вашу газету поблагодарить колектив отделения, нашу “команду”, которая создавалась несколько лет. Я считаю, что в данный момент случайных людей в коллективе не осталось. Все мои коллеги – патриоты отделения. Особая личная благодарность – сестричкам и санитаркам. Порой их работа не так заметна, как врачебная. Но без их труда, их теплого отношения к пациентам, считаю, не было бы того, что есть в настоящее время. Низкий поклон им!
С введением новых методик появилась возможность выявлять рак на более ранней стадии, Например, раньше в Херсоне не проводилась биопсия предстательной железы специальным скорострельным пистолетом под ультразвуковым контролем, теперь такая диагностика – обыденное дело.
–Лапароскопическая нефрэктомия – это европейский стандарт, – рассказывает Игорь Геннадиевич. – Раньше, когда у пациента обнаруживали рак почки, операция была травматичной, с большой кровопотерей, а сейчас все это делается без большой травмы, через крохотные разрезы на коже. За последние 2 года мы внедрили также резекцию почки, которая позволяет избавиться от рака с сохранением органа.
В урологическом отделении онкодиспансера сейчас оперируют больных, в основном, с раком предстательной железы, раком мочевого пузыря и раком почки. Это 95-96% пациентов.
– К сожалению, система регулярных профосмотров просто “канула в небытие”. И люди стали попадать к нам уже на последних стадиях заболеваний. Мы проводили и проводим работу с городскими, районными урологами, а они в свою очередь уже воздействуют на население. Мы постоянно объясняем, что систематически проходить медобследование крайне необходимо в первую очередь для самого человека. Например, при раке почки – вообще ничего не болит, не беспокоит и, как результат, 70% – случайные находки при УЗИ. Мы 6 лет назад уже внедрили анализ крови на ПСА, который позволяет заподозрить рак простаты при отсутствии каких-либо симптомов. На базе нового диспансера в ближайшее время возобновит работу кабинет ранней диагностики и профилактики рака предстательной железы. Считается, что это болезнь мужчин пожилого возраста, после 65-70 лет. Но рак молодеет, и есть такой парадокс: чем моложе человек, тем злее у него протекает болезнь. Если мужчине за 50 лет, он обязательно должен раз в год сдавать анализ крови на ПСА. Уже доказано, что на заболеваемость раком влияет и наследственность. Если отец болел раком простаты, то вероятность заболеть сыну увеличивается в 2 раза. А если болел отец и дядя, то вероятность возрастает в 9 раз. Я выступаю на “Скифии”, “пугаю” людей, чтобы шли проверяться. Маленькая статистика: если в прошлом году за полгода мы выявили первичных раков простаты – 86, то в этом году – 164 (рост – 97%). Это не потому, что мужчины стали больше болеть, а потому, что мы стали лучше и больше работать с населением, проводим информационные компании. И больше половины пациентов выявляем потому, что люди сами идут и сдают этот анализ. Хотя, согласно статистике, заболеваемость раком растет, и не только у нас. Если в Украине в прошлом году выявили 6 тыс. больных раком простаты, то в Германии – 60000. Но это не значит, что в Германии больше больных, это просто – хорошая ранняя выявляемость. Люди ценят свое здоровье. Существует такая поговорка: “Здоровым быть модно”.
Профессия хирурга – одна из самых эмоционально тяжелых, ведь каждый из них носит в душе свое “кладбище”, т.е. память о тех, за кого боролся, но так и не смог спасти.
– Я очень переживаю за своих больных. У нас вообще очень “переживательное” отделение. Ведь я первый ставлю больного и родственников в известность о наличии рака. Это нелегко. Помимо того, что надо уметь обращаться со скальпелем, надо уметь обращаться со словом. Приходится подбирать “ключик”, правильные слова к каждому пациенту, люди все разные. Если удается сделать это деликатно, правильно, то больной нормально воспринимает ситуацию и становится союзником доктора в лечении болезни.
Доктор уверен: это не менее важно, чем удачная операция и правильное лечение. Иногда судьба, или еще какая-то непостижимая сила напоминает о том, что может сотворить позитивный настрой человека, а что – негативный.
– Были такие случаи: идет операция, и в ходе ее я хороню про себя больного – понимаю, что он приговорен. Проходит 10 лет, приходит ко мне этот больной, выглядит, “как огурец”. А ведь был рак мочевого пузыря, большущая опухоль. При осмотре нахожу у него второй рак – предстательной железы. Он отказывается от лечения и продолжает себе жить, попивает самогончик. Это – с двумя-то раками! Вот Вам и сила самовнушения. А бывает – прооперировал больного, всего-то первая стадия, я доволен, все должно быть хорошо, а через месяц у него – метастазы.
На прощанье я спросила у доктора, как случилось, что он выбрал профессию хирурга.
– Тогда это было модно, и я хотел стать хирургом. После школы был совет семьи, рассматривались 3 варианта: учитель – как мама, моряк – как папа, доктор – как “никто в семье”. “Как никто” победило, и меня отправили учиться на врача в Одессу. Наверное, это была судьба, потому что всю мою профессиональную жизнь она сводила меня с уникальными учителями, такими, как хирурги Фиксман, Жердзицкий, Гордеев. Это – врачи от Бога, врачи-легенды. И я ни разу не пожалел о своем выборе: это – не просто работа , это моя жизнь. Выходные провожу на работе. Если вечером звонок, что больному плохо, мчусь на работу. Мне в прошлом году на 23 февраля подарили шикарные удочки, потому что раньше любил рыбачить. Но я ни разу не взял их в руки– некогда. А если выпадает свободная минутка – стараюсь отоспаться, да еще очень люблю путешествовать.

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=9576

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини