Путешествие по другому миру

Многие из нас просто мечтают о кругосветном путешествии. А херсонский журналист Кирилл Стремоусов в феврале продал машину, оформил мультивизу на 5 лет, взял с собой только самое необходимое и – отправился на мотоцикле по американскому континенту.

По нашей просьбе Кирилл прислал для читателей нашей газеты заметки о том, как проходит его путешествие, и о людях, которых встретил. Отвечая на вопросы "Вгору", Кирилл пишет, что отправился не просто в путешествие.
Для него это – Познание. И решиться на такой шаг было самым сложным.
– Я двигаюсь на мотоцикле по Латинской Америке маршрутом, по которому 60 лет назад, тоже на мотоцикле, проехал легендарный революционер Че Гевара. Хочу понять, что же заставило его кардинально поменять свою жизнь, повлияло на него, подвигло на самоотречение.
Когда Кирилл впервые высадился на континенте по другую сторону мира, нью-йоркские таможенники очень долго его проверяли, заставили разуться, тщательно изучали даже кроссовки. Их очень удивляло, что у путешественника нет багажа. А всего лишь рюкзак за плечами – с ноутбуком и фотоаппаратом …
В Штатах Кирилл пересел на мотоцикл "Вулкан". Из экипировки – лишь мотоциклетный шлем. Вместо кованых ботинок – шлёпанцы - "вьетнамки", шорты как у Пятачка – в мелкую клеточку, и футболка, впоследствии вылинявшая под тропическими ливнями и изнуряющим солнцем.И мотоцикл – не совсем подходящий для тысячемильного мотопробега.
– Я вызываю у встречных чувства, смешанные с ужасом и восхищением. Но все это "мелочи" по сравнению с поставленной задачей – проехать через все Америки – Северную, Центральную и Южную. А по пути взять интервью у президента Боливии Эво Моралеса, ну и, конечно же, у Фиделя. Цели – более реальные, чем те, которые ставил перед поездкой Че.

Мексика
В маленьких городах и поселениях – сплошные ларьки. Торгуют всем. В Гвадалахаре попал под мощный ливень. Пришлось на обочине заночевать прямо в луже. Ночью полицейские аккуратно поинтересовались: все ли нормально, и пошли дальше. Как-то не теплее, но приятнее.
Недалеко от городка Обрегон забарахлил мотоцикл. Я запаниковал, и всерьёз задумался о возвращении. И тут вдруг осознал, что никто за меня не решит моих проблем, что только сам смогу достичь поставленных целей.
С помощью местных жителей нашел местного умельца. Его мастерская была закрыта: тот оказался пожарником и был на работе. Обратились к его начальнику. Узнав, что я путешествую из Лос-Анджелеса в Аргентину, любезно разрешили отремонтировать мотоцикл в пожарной части. Через несколько часов байк был как новенький. И мастер за это не взял ни копейки.
Рядом с границей Мексика – Гватемала встретил мототуристов: чеха Питера и словачку Веру. Они ездят по Америке 7 лет, хотя вначале их путешествие было рассчитано на год. Они рассказали, как лучше пересекать границу. Потом отправились в США, затем Россию и домой. А я дальше, на юг.

Гватемала и ее жизнь
Мне говорили, что это самое неблагоприятное место Латинской Америки. Границу прошел без проблем, хотя какие-то люди пытались навязать услуги по оформлению документов "всего лишь за 10 баксов". В глуби страны снова попал под ливень. Бросил якорь под ближайшим навесом, где девушка с парнишкой продавали ананасы. Это были брат с сестрой, Михо и Соня. Затем пришла их мама. Они согласились приютить меня на ночь. У них еще были двое взрослых братьев, средняя сестренка. Отца лет 5 назад сбила машина. Живут сами и выживают, как могут. Их дом – наспех сколоченные железные листы и несколько кроватей. Вокруг бананы, ананасы, кокосы и куча разных экзотических фруктов. Ванная и вообще вода – ближайшая небольшая речушка. Кухня – железная бочка и костер. Эти люди всю жизнь живут без электричества. И очень удивились, что в фотоаппарате нет пленки. Тогда я на ноутбуке показал им кино... Впечатлились сильно.
Я предложил им помощь, и на следующий день отправился с ними на работу. Поднялись к 5-ти утра. Мне вручили саблю (как у наших казаков) и показали, где рубить траву. Это было в каком-то огромном саду. Рубить было не сложно, но пот лился в три ручья. Я даже не знаю, сколько работа стоила, все деньги отдал ребятам. Несмотря на все трудности, это очень простые и добрые люди, которые за пару дней стали мне настолько родными, что не хотелось от них уезжать.
Покидать Гватемалу было грустно. Хотя и здесь уже пустили корни торговцы (прилавки – на каждом шагу), в Центральной Америке это последний островок великой человеческой культуры жить в ладу с природой. Их язык "какчикель" красив и приятен на слух. Это национальные костюмы и одна великая большая семья последних индейских поселений. Мое уважение и признание этим людям не имеет границ.

В Гондурасе – другие реалии
На границе сразу "развели на ровном месте". Хотя, действительно, из документов на Вулкан – помятая ксерокопия. Но ведь предыдущие границы пересекал без проблем. Итак, "баксы" и – вопрос решен.
Направился в сторону Ла Сейбы. Это небольшой портовый городишко на побережье океана, откуда можно перебраться на остров Руатан. По рассказам, – центр туризма, где можно устроиться на работу и немного пополнить "запасы кислорода". Но переход на остров стоит около 140 баксов. Нашел "лазейку" – устроился на судно работать за еду. Таскал мешки, шлакоблоки и кучу разного груза. Работал так, что пот катился градом. Команда оказалась нормальной, очень быстро подружились.
Так я попал на остров Руатан. Но это было в августе, а туристический сезон начинается только в сентябре. И цены на питание и жилье прямо-таки "американские". Не долго думая, вернулся на судно и отправился назад в Ла Сейбу. Попрощавшись в порту с капитаном Санчесом и с его командой, стартовал дальше. Был удивлен, когда кэп дал денег на дорогу и пожелал доброго пути.

След советского присутствия
Увидел МАЗы, КАМАЗы, УАЗики, Жигули. И даже "Калашников". "Ночь застала у границы. По безлюдной трассе двинулся на свет, к населенному пункту. Меня встретили сурово, с оружием. Сначала отказали в ночлеге, но потом разрешили "бросить кости", объяснив, что ночью передвигаться очень опасно. Подъем затемно, встреча рассвета в пути и поиск укрытия от очередного дождя в небольшом городке.
Здесь встретил маленькую Марию Елену, которая меня учила испанскому, а я ее английскому. Что касается общения, то языковый барьер – это не барьер. Кто хочет общаться, найдёт способ донести свою мысль до человека, говорящего на другом языке. К сожалению, гораздо чаще люди, говорящие на одном языке, не могут понять друг друга...
Отправляясь в путешествие, я знал одно слово: амиго – друг. И благодаря этому проехал Мексику, Гватемалу, Гондурас. Везде меня понимали, и я понимал, объясняясь где жестами, где междометиям, где на ломанном английском. Ещё я приобрёл электронный переводчик – там можно записать слово на русском и чудо-техника озвучит его уже на испанском или английском. Так что проблем в этом отношении не было. Сейчас – уже вполне сносно общаюсь на испанском.
В доме Марии Елены обогрели, накормили и уложили спать. Здесь же познакомился с бывшим никарагуанским полицейским. Теперь он просто парень, который очень любит алкоголь. Я думаю, он добрый человек – глаза у него такие. А там, кто его знает...

В Коста-Рике стал студентом
Промчавшись пулей на мотоцикле через США, Мексику, Гондурас, Никарагуа, летел бы сломя голову и дальше, если бы не огромная яма, скрытая в луже. Бац, …. и я уже на боку, в грязной воде, мою ногу жжет мотоциклетный глушитель, раскалённый до синевы, колёса, ставшие вмиг квадратными, весело накручивают восьмёрки … Доковылял до Сан-Хосе – столицы Коста-Рики. Там приютили местные революционеры. Революционеры без кавычек, потому как настоящие. Жил в доме у их главаря по имени Инти. Меня он назвал бомжем и хиппи, а Че – вообще придурком. Впрочем, придурками у него были все, кроме него и Карла Маркса. Работать он не хочет, а хочет только отстаивать права трудящихся масс. Когда потребовал от меня плату за жильё, я заикнулся об интернационале, солидарности..., а он выставил меня за дверь, верней за решётку. Вообще, жизнь в Коста-Рике идёт за колючей проволокой и решётками, они – везде. Это видимо, накладывает отпечаток на характер их обитателей. За те несколько дней, что провёл в революционном логове, у меня спёрли кроссовки, документы и деньги.
Из-за этого пребывание в Коста-Рике задерживалось. Пока ждал, когда придут новые документы, решил получше освоить испанский язык. И, не долго мучаясь, поступил в Национальный Университет сразу на два факультета – философский и социологический. Образование здесь действительно бесплатное и общедоступное. Процедура не обременена формальностями. Вступительные экзамены прошли в виде откровенной беседы с руководством университета и мне разрешили свободное посещение лекций.
Чтобы вы имели представление о системе образования, приведу некоторые официальные данные опроса, проведённого в США:
- только половина американцев прочла хотя бы одну книгу;
- неграмотность достигла 20% и продолжает расти;
- 20% американцев верят, что Солнце вращается вокруг Земли;
- каждый пятый не может назвать ни одной из стран Европы, более чем три четверти не нашли на карте Японию, каждый седьмой в возрасте от 18 до 24 лет не может найти на карте собственную страну, каждый четвертый путает Тихий и Атлантический океаны.
В Латинской Америке положение ещё хуже. Сидя на занятиях в университете, я чувствовал себя академиком. Но мне не скучно: познаю язык и, что более важно, – людей.
Учебный процесс здесь не прерывается на летние каникулы. Студент на лекции может спокойно лечь на парту и вздремнуть. Преподавателю закурить во время лекции, сесть верхом на стол (даже даме) – тоже не возбраняется. Запах марихуаны имеет место быть на лужайках, в местах бурных студенческих дебатов. Но что действительно удивило – полное отсутствие не только пьяных, но и выпивших, и пьющих даже слабоалкогольные напитки.
Сказать что молодёжь здесь более наивная – нет, она скорее более доброжелательна, эмоциональна, впечатлительна. Очень любят обниматься и целоваться. Меня поначалу это смутило, я даже сторонился целующихся парней. Но оказалось, это носит массовый характер не только среди однополой молодёжи, своего рода, – ритуал.
Сплю на полу, на своём коврике и в своем уютном спальном мешке, в конуре с гордым названием el cuarto (на испанском – комната ). Штабом избрал студенческую столовую. Здесь есть бесплатный интернет. Вдобавок, какой-то никарагуанский студент регулярно подкармливает меня бутербродами. Плюс – отдельный стул и стол, за которым сижу и пишу эти строки. И – благоухающая атмосфера жареных пончиков и оладий из бананов, располагающая к творчеству.

И снова — в путь
Мне уже выслали новые документы. Знакомые и незнакомые люди откликнулись на мою ситуацию, и сейчас я располагаю скромной суммой для того, что бы продолжить путь. Порой так не хватает Родины и родного Херсона, так хочется сказать об этом громко, но я – за тысячи километров от дома, а впереди – Панама и вся Южная Америка..."Я мчусь на своём мотоцикле "Вулкан", рвущим из под себя уходящую за горизонт серую ленту дороги, той самой дороги, по которой на своём мотоцикле ехал через всю Америку Че. Встречаюсь с такими же людьми с которыми он встречался – индейцами, крестьянами, рабочими, бизнесменами, студентами и революционерами. После той поездки, длившейся практически год, Эрнесто Рафаэль Гевара Линч де ла Серна превратился в ЧЕловека, обретшего идею и смысл жизни. Ночуя в лачугах бедных крестьян Гондураса, сидя в пабе Лос-Анжелеса, проходя паспортный контроль на мексиканской границе – везде я видел его портреты – на стене, на майках, на плакатах, на наклейках машин. Че стал легендой. А ведь был простым человеком. Моим и твоим ровесником.

P.S.
Кирилл Стремоусов выживает и путешествует благодаря тем подработкам, что находит по пути и – финансовой помощи с Родины. Перевести деньги ему можно по системе Western Union. Код и сумму перевода необходимо отправить Кириллу на мейл[email protected].

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=11179

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини