Предотвратили бунты и побеги...

В минувшую пятницу, 1 октября, Дарьевская исправительная колония № 10 (ДИК) праздновала юбилей: 50 лет со дня основания. Были концерты, вручали награды и премии, а приехавшие на торжественные мероприятия пенсионеры рассказывали, как все начиналось.

Ровно пятьдесят лет назад в ЮЗ-17/10 (так называлась эта исправительно-трудовая колония) былукомплектован штат из 82 сотрудников и доставлены отбывать наказание первые четверо осужденных.
Колония, тогда еще – общего режима, была рассчитана на полторы тысячи судимых за первое и незначительное преступление. Жили все сначала в палатках на трех участках: в районе сел Ясная Поляна, им.Тельмана и Никольское. Зимой по льду они косили камыш (на работы выводили под конвоем, охраняли солдатики с собаками), а когда теплело, сами же строили себе жилые корпуса. Штаб размещался в трех арендованных домиках Дарьевки.
Потом учреждение стало колонией строго режима, тут стали отбывать наказание за убийства или крупные хищения. На базе колонии начало развиваться производство – выполняли часть заказов нашего ХБК, судостроительного завода, комбайнового. Это была единственная колония на весь Союз, где мужчины, а не женщины, из хлопка пряли нити и ткали ткани. Были времена, когда здесь хранилось переходящее знамя победителей соцсоревнования среди всех колоний СССР .
Разваливался Союз, и разваливалась налаженная жизнь. Прекратились госзаказы, из цехов колонии заводы забирали свое оборудование, вырезая станки буквально “под корень”, закрылись школы и ПТУ. Работы не стало, а ведь на пропитание контингент должен сам себе заработать. Когда удавалось выполнить хоть какой-то заказ и получить расчет, это тоже не спасало: деньги обесценивались чуть ли не каждую секунду. А машина правосудия все направляла и направляла в колонию новых осужденных. В те времена там находилось до 4,5 тысяч человек. Койки стояли в два яруса не только в жилых корпусах, а и в любой свободной комнатушке, и даже в подвалах. Но и этого было мало – спали по очереди. Не хватало постельного белья, подушек, одеял. Росли долги за свет и тепло. Колонии приходилось экономить на всем, чтобы зимой хоть как-то обогреваться, и чтобы охраняемый периметр ни на секунду не был обесточен. Вместо работяг-мужиков в колонии отбывают наказание рэкетиры и члены бандитских группировок. Начинаются “разборки” между крымскими, николаевскими, херсонскими. Вместо одного “блатного” на всю зону – “паханы” чуть ли не в каждом корпусе, в каждом отряде.
Но самое страшное, что эту массу осужденных надо было чем-то кормить… Можно только удивляться, как персоналу, которому тоже не сладко приходилось (по полгода, а то и более, не выплачивали зарплату), удалось предотвратить и бунты, и массовые беспорядки, и побеги. Хотя были и ЧП. Эта колония – единственная в области, которая пережила уже в годы независимости Украины захват сотрудников.
Сейчас ДИК №10 рассчитана на содержание 1 тыс. 350 человек. Снова работает школа и ПТУ. К слову – эта школа уже несколько лет подряд признана лучшей среди школ на территории колоний Украины. Построен и работает Свято-Николаевский Храм.
Во время празднования пятидесятилетия приехавшие в гости бывшие начальники и сотрудники колоний ходили по территории. Общее впечатление: в учреждении чистота и порядок, контингент контролируемый, вот только производство надо бы наладить лучше. Интересно, что их узнавали некоторые осужденные, подходили, здоровались. Оказывается, это те, кто еще начинал отбывать свой срок при том или ином “хозяине” 10-15 лет назад.
Ходили вместе со всеми гостями и члены так называемого родительского комитета (то есть родственники и близкие осужденных), созданного в прошлом году. У зампредседателя комитета Марине в колонии – муж. Они обвенчаны, но официально брак не регистрировали. Свадьба у них будет примерно через месяц – проблема с документами, потому что Марине гражданка Украины, а муж – гражданин Армении. Марине говорит, что она с удовольствием согласилась помогать колонии решать различные общественные вопросы, потому что тут персонал ко всем относится по-человечески. У мужа в отделении тоже нормальные со всеми отношения, и работа нравится – с деревом. В свободное время снова начал рисовать (он – художник). Им разрешают встречаться, хоть они еще гражданские муж и жена. И еще Марине надеется, что у нее хватит сил выдержать это испытание разлукой, потому что “для армянской женщины честь – любить и ждать”…

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=9619

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини