Налет – версия «без пистолета»

В Старой Збурьевке Голопристанского района неизвестные 6 раз врывались в один и тот же дом, избивали хозяина и, угрожая пистолетом, требовали деньги. На седьмой раз одного из преступников поймали. И задержали нападавшего не сотрудники полиции, а председатель сельсовета Виктор Маруняк, местные “шерифы”  – сельские инспекторы Виктор Кривобородько и Владимир Рудковский, да еще три сельских добровольца.  

В ночь с 9 на 10 июля cтароз­бурьевчанка Татьяна прибежала к председателю сельсовета в полтретьего ночи в слезах: “На нас напали!” . И рассказала, что они с мужем Николаем проснулись от грохота выбитой двери. В дом ввалились два молодых парня, побили Николая, угрожали пистолетом, забрали мобильный телефон, перевернули все в доме, даже на крышу залезли, сняли телеантенну с кабелем, допытывались, где телевизор (а у них телевизора не было), денег требовали. Татьяна пыталась защитить мужа, но грабители сказали: “Женщина,  отойдите” .

–  За сколько лет – первый раз такое ЧП, – говорит Виктор Маруняк. – Оружие в селе, разбой! И непонятно, почему напали на Николая? Там во двор зайдешь – и сразу видно, что взять нечего. У нас в селе есть богатые дома, если бы туда вломились, было бы понятно, а тут – что грабить?!

Полицейские, приехавшие на вызов, уговорили пострадавших оформить заявление на обыкновенную кражу. Объяснили: ведь если разбой, да еще с пистолетом  –  это ж на контроле аж в Министерстве будет! А весь “сыр­бор”  из-­за того, что забрали старый телефон да антенну… То, что бандиты вооружены и зверски избили Николая, полицейских почему-то не встревожило. Оформили протокол и уехали.

А председатель с шерифами стали думать, что делать: вооруженные бандиты по селу ходят, а в селе много детей, молодежи – на каникулах отдыхают... Татьяна лица грабителей хорошо рассмотрела и запомнила. Перебрали, кто из местных под описание подходит. Вычисляли где они могут “тусоваться”,  возили Татьяну мимо них в машине с затонированными стеклами, – “Нет, не они...”  Тогда предположили, что это могли быть пациенты Новозбурьевского противотуберкулезного диспансера. Осужденные, выйдя на свободу по окончанию срока из Голопристанской исправительной колонии, как правило, там долечиваются.

–  Из диспансера частенько в наше село “набегают”, – рассказал шериф Виктор Кривобородько. – Недавно одного такого поймали, тоже антенну и телевизор украл, чтоб в палате смотреть. Мы взяли Татьяну, поехали к главврачу, объяснили ситуацию. Пациентам сказали на койки лечь: обход будет. На Татьяну халат надели, и она с врачами прошла по палатам – никакого результата.

Через несколько дней – снова налет! Опять дверь выбили,  весь дом перерыли, деньги требовали. Николая вытащили во двор, в воздух стреляли (соседи выстрел слышали), били рукояткой пистолета по голове… Позвонили в райотдел, а в ответ: “Да ерунда это, что шум поднимать, все равно глухарь будет” ...

А время такое – молодежь по селу гуляет, там танцплощадка, там бар. Шерифы и местные добровольцы перекрыли  дороги, прочесывали с фонарями каждую улочку, освещали фарами все закоулки, но преступники – как в воду канули.  

– Повезли утром Колю в райотдел, повторное заявление писать и на медэкспертизу – у него голова разрублена, весь в крови, – рассказывают старозбурьевчане. – И хотели поговорить с операми: надо же что-­то делать! Но разговора не получилось. Тогда мы сказали, что сами засаду делать будем. А они в ответ: если поймаете, мы тогда сразу приедем. Вернулись мы в село, собрались с хлопцами, объяснили идею и сразу предупредили: это дело добровольное, неизвестно, какие последствия могут быть. Не дай Бог, ранят, с них же и спросят, мол, кто вы такие, вас туда никто не посылал, для таких дел полиция есть. Только получается, что полиции-­то – и нет…

Кто биту самодельную взял, кто сук, кто доску – что под руками было. Спланировали, кому где сидеть, как действовать. Устроили засаду 21 июля, но ночь прошла спокойно. А 24­го июля, когда засады не было, – снова налет. Только преступники пистолетом уже не грозили и были почему-­то в балаклавах.

– Это нас тоже поставило в тупик, – говорит Владимир Рудковский. –  Голоса – те же, но налетчики – в масках. Зачем балаклавы одевать, если их лица уже дважды видели?

Организовали с добровольцами еще одну засаду, просидели до полуночи. И только ушли, через час, – нападение. Николай уже боялся в доме ночевать, как темнело, во дворе прятался, в теплице спал. Татьяна налетчикам говорила, что он где-­то на работе, а они продолжали являться через каждые два­-три дня.

– Поняли, что люди беззащитные, а полиция ничего не делает. И мы ж не можем там сутками сидеть. Решили нападение спровоцировать, – рассказывают шерифы. – Договорились с Николаем, что в следующий раз он пообещает им деньги. Мол, нашел временную подработку и послезавтра ему должны заплатить триста гривень. Чтобы клюнули. А нам нужен был день запаса, чтобы подготовиться к их приходу.

Николай и Татьяна легли спать в доме под защитой двух человек. Двое спрятались во дворе, еще двое перекрыли улицу. И поздно ночью, когда уже дремать начали, грабители пришли. Одного скрутили в доме, куда он влетел, выбив дверь. Второй сумел убежать, успели только огреть палкой по спине.

Пока полиция ехала на вызов, шерифы нашли у задержанного в кармане телефон Николая. Перепуганный грабитель тут же все рассказал. Они оба из Новой Збурьевки, задержанному Саньку 19 лет, сбежавшему Роману – 20. Александр уже успел отбыть наказание за воровство. Приезжали в гости к девушке, которая живет неподалеку от дома Николая. И пока их по всему селу искали, они по соседству в беседке кофе пили.

“Причина”  налетов – дикая. Вроде как Николай младшей сестренке той девушки то ли замечание сделал, то ли прикрикнул. За что прикрикнул, парни не помнят, но решили его за это “попугать”.  А потом беспредельничать понравилось и ходили туда, как в спортзал, “на тренировку” – избивать беззащитного.

– Но самое “интересное”  потом началось, когда опергруппа приехала, – рассказывает председатель сельсовета. – Мы передали им задержанного Санька, рассказали, что второй, Роман, сейчас дома, в Новой Збурьевке, у него след на спине от удара должен быть. В общем, спрашивайте, все расскажем, покажем, поможем. Вдруг один из лейтенантов звонит при нас начальнику РОВД и докладывает: “Тут все нормально, просто парень приходил забрать свой долг, 300 гривень!”  Я начинаю “тормозить”  лейтенанта: “Какие 300 гривень? Какой долг? Они вообще друг друга раньше не знали!” . Никакой реакции. Ни протокола задержания не составили, ни свидетелей не опросили, забрали задержанного и уехали. Мы гадали: или оперативники настолько несерьезные, или за этой историей что-то кроется, нам неведомое? А на следующий вечер смотрим: Санек с Романом опять у нас по селу ходят. Мы поняли, что полиция и дальше будет себя странно вести, и поехали к начальнику райотдела Алексею Войченко. Мы пытались объяснить, что вооруженные бандиты свободно гуляют по селу, надо положить конец этому беспределу. Но на все наши доводы он повторял одну фразу: “Все будет проведено в рамках следствия, наказание определит суд”. И вот уже неделя прошла – никакого следствия мы не видим. Ни Николая, ни Татьяну следователи не опросили и нам не звонили. Ситуация доходит до маразма. Сами ловим, сами собираем доказательства, сами добываем вещдоки, сами фотографируем, преподносим полиции готовое - “на блюдечке с голубой каемочкой” , а в ответ – тишина. Сегодня разговаривал с сельским головой Рыбальчего, у них – то же самое.  

P.S. Как нам стало известно из компетентных источников, начальник Голопристанского отдела полиции Алексей Войченко проходил перед назначением на должность аттестационную комиссию в Киеве. В его деле было только одно “пятнышко”  – жалоба из изолятора временного содержания, что он применяет недозволенные методы воздействия на арестованных. Членам комиссии пояснили, что жалобу написали после того, как Алексей Войченко пресек передачу в камеры запрещенных предметов: мобильных телефонов, сигарет. Комиссия направила кандидата на полиграф. Проверку на детекторе лжи он прошел успешно.

Что касается непосредственно налетчиков в старой Збурьевке, то, по информации пресс­службы областной полиции, уголовное производство заведено по ст. 186 (грабеж), Александр и Роман находятся на подписке о невыезде. А руководство Голопристанского райотдела настаивает, что версия с пистолетом – надуманная, не было пистолета…

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини