Круги ада с гробом в багажнике

Целый день в 30-градусную жару мая, родственники возили по области тело усопшего Владимира в гробу, пытаясь взять справку о его смерти.

В минувшую пятницу, 25 мая, в редакцию обратилась племянница Владимира. И рассказала, что дядю так и пришлось похоронить без справки. Дальше тянуть с погребением уже было нельзя, дни стояли жаркие. Хорошо, что в селе проще – умер человек, пошли на кладбище, сами выкопали могилу да и похоронили. Но что же теперь делать?
И паспорт его у них, и пенсию ему насчитывают, и прописан в доме, да и помощь на погребение получить невозможно без той самой справки...

Криминала нет
Пятидесятилетний Владимир Литвиненко жил со старенькой матерью в Брылевке Цюрупинского района, и последний год тяжело болел. Прошлым летом перенес инсульт. Потом, после лечения в местной больнице его выписали домой, но вскоре поднялась температура и никакие препараты не помогали. После обследования врачи установили у него туберкулез и еще несколько тяжелых заболеваний. Его положили в стационар областного противотуберкулезного диспансера. Почти полгода врачи сражались за жизнь пациента, но ему становилось все хуже. Последний месяц Владимир звонил родным и плакал, чтобы забрали домой, потому что сам уже не поднимался даже в туалет.
Родственники 4 мая приехали в туббольницу посоветоваться с докторами, как лучше поступить. Врач Лариса Сташенко рассказала, что Владимир неизлечим, и осталось ему не долго. Тем не менее, и лечение надо продолжать, и страдания облегчать. Но уколы можно делать и на дому.
Забрав Владимира домой из херсонской больницы, родные поставили его на учет в Цюрупинской – больной выписан на амбулаторное (домашнее) лечение. Медсестра и участковый фельдшер две недели приходили на дом, следили за течением болезни и делали уколы. А утром 17 мая Владимир Владимирович умер.
Родные сразу же позвали фельдшера, она, в свою очередь, как и положено, вызвала сотрудников милиции. Сам факт смерти не вызвал никакого сомнения. Да и причина – более чем ясная и ожидаемая – продолжительная болезнь. Представители медицины и правоохранители были едины во мнениях – криминала здесь нет, поэтому можно хоронить. А справку о смерти надо взять там, где Владимир Литвиненко стоит по болезни на учете, то есть, в местной больнице. И – ушли.

А чем докажете?
Пока в доме готовились к похоронам, племянница поехала за документом в больницу. Но там сказали, что справку дадут только после судмедэкспертизы. Мол, берите тело и везите на исследование. Посовещавшись дома, родные грузят гроб с покойником и везут в Херсон: слышали, что там делают ту самую судмедэкспертизу. Но областные эксперты развели руками – просто так они трупы не вскрывают, должно быть направление. Гроб снова везут в Цюрупинск, но районные врачи объясняют – направление выдает милиция. Они – в милицию. Там говорят, что не надо никакой экспертизы, ведь криминала нет! Едьте в больницу...
Целый день по 30-градусной жаре гроб возили из одного учреждения в другое, и к вечеру труп "потек". Хранить было негде, и ждать справки уже не было возможности. Поэтому Владимира похоронили 18 мая на сельском кладбище без документов.

Две недели мытарств
После похорон мать Владимира с его племянницей обратились в Брылевскую больницу снова просить справку о смерти, но там отказали. В районной, Цюрупинской, – тоже. Врачи опять потребовали результаты судмедэкспертизы, хотя родные Владимира в который раз объясняли – милиция не направляла на исследование. Пришлось ехать в милицию, просить хоть какой-то документ, что сотрудники выезжали на подтверждение смерти и не давали того самого направления. В райотделе им выдали на руки постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления – смерть наступила вследствие длительной болезни. С этим документом родственники снова обратились в больницу за справкой. Но врачи опять нашли причину не выдать ее. В милицейском постановлении была фраза, что копия постановления направлена прокурору Цюрупинского района. Вот медики и отправили старенькую мать Владимира в прокуратуру, мол, пусть прокурор теперь выдаст свое решение по факту этой смерти. В прокуратуре очень удивились ситуации, помочь ничем не смогли, но "на всякий случай" отправили в Херсонский тубдиспансер: раз там лечился, может там и справку дадут. А в областной больнице вполне резонно ответили – как же, они выписали Владимира еще 4 мая живым, а умер-то он дома, 17-го...
Это далеко не весь перечень всех тех херсонских, цюрупинских и брылевских учреждений, где побывали родственники похороненного Владимира, пытаясь взять всего лишь одну справку – что тот мертв. Кошмар бюрократической круговерти продолжается уже две недели. И тогда родные усопшего обратились за советом в газету: как теперь быть, что делать? Милиция не дает направление на экспертизу, потому что криминала нет, без этого направления экспертизу не делают, а без результатов экспертизы врачи справку не дают...

Надо посоветоваться?
Услышав этот жуткий рассказ, мы не могли поверить в реальность происходящего. Позвонили в Брылевку фельдшеру, Ольге Мельниченко. Та сказала, что Владимир действительно умер после тяжелой болезни. И подтвердила, что она вызывала участкового милиционера, тот засвидетельствовал факт смерти и ни на какую экспертизу не направлял. Позвонили и в Цюрупинскую больницу. Но заместитель главврача и временно исполняющая его обязанности (пока тот в отпуске) Светлана Кошеварова сослалась на то, что есть совместный приказ прокуратуры и охраны здоровья Херсонской области № 67 об установлении факта смерти человека. Согласно этого приказа, когда человек умирает, приглашается медработник и представитель милиции. Совместно они принимают решение – нужно делать вскрытие или нет. И в нашем случае работниками райотдела было сказано, что экспертиза нужна. Но они не дали направление. И сказано это было якобы в присутствии фельдшера села Брылевка. Тогда мы позвонили еще и в райотдел, чтобы выяснить – кто же говорит неправду, замглавврача или фельдшер?
Исполняющий обязанности начальника следственного отдела Цюрупинского райотдела Александр Гаврилов ответил, что действительно, при осмотре тела присутствовали фельдшер и участковый. Так как Владимир скончался в результате длительной и хронической болезни, то на экспертизу они не направляли, в этом не было необходимости. Как правило, при получении справки о смерти в таких случаях, трудностей не возникнет. Вероятно, родственники просто не смогли найти общий язык с врачом...
Мы снова позвонили в районную больницу. Тогда Светлана Кошеварова ответила, что ей надо посоветоваться с самим главврачом. И без этого она справку пока не даст. А наш юрист посоветовал родственникам не обивать пороги госучреждений, а – подготовить письменное заявление в двух экземплярах с требованием выдать ту самую справку. Один экземпляр отдать секретарю больницы, а второй заверить там же и хранить у себя. Посмотрим, что на него больница ответит. Потому что от слов можно и "отмахнуться", а от документа – нет.

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=11998

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини