Губернатор всея земли

«Николаев. Командующему войсками Антанты на Юге России генералу д'Ансельму. Даю всем иностранным разбойникам четыре дня на сборы. В городе оставить оружие, провиант и знамена. Завтра в Чернобаевку прислать обоз –15 000 пар заграничных сапог и 10 000 комплектов обмундирования. Если к обеду не будет исполнено, войду в город вечером. Все сыграют в ящик, пленных брать не буду.

Атаман всея Юга России, губернатор Таврии, Херсона, Николаева, Одессы, Александрии, Елисаветграда, Таганрога и всея нашей земли Никифор Григорьев. Февраль, 26 дня 1919 года ».

Григорьев
В штабе французского экспедиционного корпуса долго разбирались, что по-русски означает "сыграют в ящик". Сошлись на том, что у Григорьева проспиртованы мозги.
Никифор Григорьев был действительно, загадочной личностью. О его биографии известно немного. Никифор Александрович Григорьев (Никифор Серветнык) родился в 1885 г. в на Подолье. Затем семья перебралась в Херсонскую губернию. Там в Григорьевке молодой Серветнык принял более звучную фамилию. В детстве Никифор смог закончить только двухклассную начальную школу. Недостаток образования давал знать всю жизнь.
1905-й застал Григорьева в казачьих войсках на русско-японском фронте. Там он обрел опыт кавалериста, проявляя храбрость в боях. После окончания войны казачий урядник возвращается на Херсонщину. Будущий атаман служит простым акцизным чиновником в уездном местечке Александрия, где у него с женой был небольшой дом.
С началом мировой войны 29-летнего Григорьева мобилизовали. Он – прапорщик на Юго-Западном фронте. В боях против германцев был награжден за храбрость Георгиевским крестом и дослужился до штабс-капитана.

Путь в атаманы
Штабс-капитан нравился солдатам вечной нетрезвостью и храбростью. Расположение нижних чинов обеспечило офицеру Григорьеву членство в революционном комитете на Юго-Западном фронте. Побывав на съезде фронтовиков в 1917 году, он начинает "заниматься политикой", активно участвует в создании новой украинизированной армии. Из добровольцев Григорьев создает ударный украинский полк, за что генеральный секретарь по военным делам УНР Симон Петлюра присваивает ему звание подполковника и поручает создавать вооруженные формирования в Елисаветградском уезде.
Вскоре власть от Центральной Рады перешла к гетману Скоропадскому. Никифор Григорьев сразу забывает о присяге и предает правительство. За активное участие в перевороте он получает звание полковника и становится командиром одной из частей Запорожской дивизии армии гетмана. Перед крестьянским сыном открылись перспективы блестящей карьеры. Мощное Таращанско-Звенигородское восстание селян против гетманского режима и немецких оккупантов заставило Григорьева искать новые ориентиры.
Теперь он предает Скоропадского. По поручению Петлюры бывший гетманский полковник организует повстанческий отряд из 200 крестьян. Григорьевцы громят батальон карателей, захватывают четыре пулемета и пушку. Следующая победа принесла большие трофеи. Повстанцы разграбили австрийский военный эшелон на станции Куцивка, взяли большое количество патронов, гранат, винтовок и пулеметов. Захваченным оружием Григорьев вооружил полторы тысячи человек.
Штрихи к портрету
В феврале 1919 г. Григорьев стал командиром Красной Армии. На Южном фронте сформировалась Заднепровская советская дивизия. В нее вошли: 1-я бригада – командир Н. Григорьев, 2-я – командир П. Дыбенко, 3-я – командир Н. Махно. Общее командование осуществлял Дыбенко. Александра Коллонтай была комиссаром. Именно она дала Григорьеву живописную характеристику:
"Не то торговец, не то чиновник, "из мелких", старого режима, может быть, мастер. Ничего воинственного, героического, "повстанческого" в облике. Приземистый, скорее широкоплечий, лицо тупое, с низким лбом и острыми, "себе на уме" глазами, которые упорно избегают пытливого взгляда собеседника, шаря по присутствующим бегло – пытливым взглядом. Так глядят люди, которые знают за собой что-то нечистое и вечно опасаются, не раскусил ли их собеседник. Выспренные речи и деланный пафос, выражающий "верноподданные чувства" недавнего петлюровца к советской власти и тут же преувеличено вульгарное выражение ненависти к буржуазии, намерение "утопить всю эту сволочь в собственной крови". Слова сильные, а веры в искренность говорящего нет".
8 мая 1919 года Никифор Григорьев совершает последнее предательство в карьере. Он издает Универсал "К народу Украины и бойцам Красной Украинской Армии", который становится призывом к восстанию под лозунгом "Вся власть Советам без чекистов, жидов и коммунистов". Большевистский фронт на юге Украины рухнул. На сторону атамана стали переходить части Красной Армии, недовольные продразверсткой и политикой московского правительства в деревне. Клим Ворошилов объявляет за голову предателя награду в 100 000 золотых рублей.
Если взять календарь и отметить крестиками дни пребывания атамана в Николаеве, вся хронология уместится в 9 дней. 9 дней кромешного ада, погромов, грабежей и убийств.
Первый раз армия Никифора Григорьева без сопротивления заняла город 20 декабря 1918 г., вынудив войска Центральной Рады и немецкие части отступить к Одессе. Повстанцы разграбили в порту магазины, сожгли два ломбарда на ул. Черниговской и объявили демократические выборы в городскую Думу. Затем быстро покинули Николаев, опасаясь наступления немцев со стороны Херсона. 31 декабря атаман вернулся в город, но пробыл здесь всего два дня, так как Антанта объявила Херсон, Николаев и Одессу зоной своих интересов.
27 февраля 1919 года уже "советская" армия под начальством Григорьева в третий раз заняла город, освободив его от греко-французского экспедиционного корпуса. Войска Антанты оставили Николаев через 8 часов после ультиматума атамана. Григорьеву достались огромные трофеи: 20 орудий, бронепоезд, много пулеметов. К богатой добыче прибавились 7 паровозов и 5 танков (!), взятых на станции Колосовка. Это первые танки, захваченные повстанцами. По воспоминаниям очевидцев, к ним боялись приближаться три дня.
8 апреля атаман без сопротивления занял Одессу. Григорьеву достался самый богатый город Украины. Одесса была центром интервенции армий девяти стран. Огромное количество амуниции, мануфактуры, продовольствия, оружия, боеприпасов были доставлены из-за границы для армий интервентов. Это богатство осталось в одесском порту. Григорьев вывез отсюда 38 эшелонов всякого добра. В херсонские и николаевские села отправили 20 тысяч комплектов обмундирования, 30 тысяч винтовок, 30 цистерн нефти и бензина. Атаман был на пике популярности, бойцы обожали его за то, что он раздавал им большую часть трофеев. С его молчаливого согласия григорьевцы реквизировали или попросту – грабили личное имущество мирных обывателей.
Четвертый раз Григорьев "навестил" Николаев 11 мая 1919 г как независимый лидер. К этому времени он порвал с большевиками и решил поддержать восстание николаевских матросов-анархистов. Разбив на Варваровском мосту слабый заградотряд, атаман вошел в город. На следующий день здесь начался самый масштабный за всю гражданскую войну еврейский погром. Зверски было убито около ста человек. Бандиты насиловали женщин и выбрасывали из окон грудных детей. Еврейская улица Черниговская (впоследствии Шолом Алейхема, Карла Либкнехта) выгорела дотла. Чудом уцелела синагога. Григорьева уже ничто не сдерживало. Бандиты вылавливали оставшихся большевиков и расстреливали за железнодорожной станцией. Реквизировать имущество населения григорьевцы не успели. 13 мая в город вошла Красная Армия.
В середине мая 1919 года повстанческое движение Григорьева охватило все южные и юго-восточные уезды. В алкогольном бреду атаману грезилась гетманская булава. У него в строю было около 30 тысяч человек. Деникинцы, большевики, Директория, Антанта, анархисты Махно и масса мелких атаманов создали "мутную воду" гражданской войны в Украине, где каждый пытался ловить свою рыбу. Только талантливый политик и стратег мог выжить.
Григорьев не был талантливым политиком и совершил ошибку. Он прибегнул к опыту "молниеносной эшелонной войны". Посадив большую часть своих войск в поезда, он двинул их на Полтаву (не дошли 20 км), Киев (не дошли 80 км) и Екатеринослав (взяли город). У "эшелонной войны" были недостатки: вооруженная сила растворялась в огромном пространстве. Атаман распылил войска, не выбрав направление главного удара.
Григорьев оказался не готов отказаться от способа мышления казацкого урядника. Через пять дней наступление повстанцев выдохлось. Атаман вступает в союз с армией Нестора Махно и одновременно ведет тайные переговоры со ставкой Деникина о действиях против анархистов. Махновская контрразведка раскрыла планы Григорьева.
27 июля 1919 г. на сходе в с. Сентово Елисаветградской губернии Нестор Махно при стечении народа выстрелил Никифору Григорьеву в голову. Отряды григорьевцев влились в армию Махно. Через месяц о Никифоре Григорьеве уже никто не вспоминал.

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=11764

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини