Аплодисменты… поезду

Сообщение о том, что в Новобогдановке опять взрывы и закрыт участок дороги, в Херсонскую дирекцию “Укрзалізниці” пришло в субботу в 17 часов. На нашем участке образовался затор. Все поезда, которые должны были проходить мимо Новобогдановки, направили в объезд через Херсон.

По словам начальника отдела пассажироперевозок Игоря Мисеча, практически на всех маленьких станциях херсонского участка дороги стояли пассажирские составы из Крыма. Где один, а где и до пяти, – столько, сколько было запасных путей. Каждый состав – порядка 900 человек. Все это время не было ясно: на сколько и какие именно поезда задерживаются, какие идут вне расписания. На вокзале в Херсоне скопились толпы людей, в основном тех, кто пытался уехать. Когда объявили, что начинается посадка на поезд Херсон – Киев, люди в зале ожидания встали и начали аплодировать.
В такую жару вода в вагоне заканчивается быстро. А вагон заправляется очень специфически – в специальную емкость вода закачивается снизу под высоким давлением, сверху залить ведрами – невозможно. На всем херсонском участке только четыре крана для заправки воды: два на вокзале ст. Херсон и два в ранжирном парке. В парке линия короткая – полный пассажирский состав не загонишь. А один состав заправляется водой как минимум полчаса. Шесть поездов, которые шли из Крыма в сторону Киева, тянули в Николаев и заправляли водой там, и дальше их отправили через станцию Долинскую.
Помогали специалисты МЧС – пригоняли машины, цистерны с водой к Херсонскому вокзалу, в Каланчак, Срочный, Восточный. Но СЭС проверила – ту воду нельзя пить без кипячения. Поэтому поезда старались ставить там, где была бы хоть какая-то вода – колонка, водонапорная башня (как, например, в Раденске), чтобы люди хотя бы просто могли напиться и набрать воды.
Потом люди начали голодать. А на нашей дороге со всеми линейными станциями – только 39 билетных касс, а железнодорожных буфетов, магазинов нет уже давно. Кое-где – частные киоски, но что такое один киоск на тысячу-две голодных людей? А сойти с поезда, купить что-то в близлежащих магазинах пассажиры боялись – неизвестно, когда освободится путь и поезд тронется. Просили местных жителей: “принесите хоть хлеба, хоть картошки, мы купим”. Некоторые пользовались бедой попавших в ловушку – на одной из станций подростки велосипедами подвозили минеральную воду и перепродавали ее в 6-7 раз дороже. У кого были деньги, покупали. Но многие ехали из Крыма после отдыха, практически без гроша в кармане…
В Херсоне было проще – несмотря на то, что это были выходные дни, железнодорожники договорились с оптовиками, с хлебозаводами, часть продуктов привезли из Николаева. Детям старались раздать бесплатно хотя бы минеральную воду. МЧС выделило 150 сухих пайков. Помогли власти в Снигиревке – организовали там питание.
Жара стояла невыносимая. Кондиционеры были только в купейных вагонах, да и то не во всех. На хороших, новых аккумуляторах кондиционер может проработать до четырех часов, но новых аккумуляторов уже давно не закупали. Аккумулятор начинает заряжаться сразу, как только поезд двинется. И хотя работники дороги старались, чтобы каждый поезд хотя бы по чуть-чуть продвигался (и аккумуляторы зарядить, и пассажирам психологически так легче), тем не менее, некоторые составы стояли по 6 часов.
Почему образовался затор на нашем участке? Во-первых, он не электрифицирован. Поэтому обычно после Крыма от состава отцепляют электричку, цепляют наш локомотив, а от станций Апостолово или Долинская – опять электричка.
Где-то надо было взять такое количество локомотивов. Тепловозы пригнали и с Николаева, и с Приднепровской дороги. В депо на ст. Херсон загнали два вагона для отдыха машинистов. Потому что без отдыха, везя за собой 900 человек, можно “натворить дел”. И еще, по правилам машинист, который не знает участка пути, – не может тянуть по нему состав. Потому к тем коллегам, приехавшим на помощь, обязательно “ставили проводника” – херсонского машиниста, который знает нашу дорогу.
Но самая главная причина затора в том, что тут у нас – однопутка. То есть, составы могут идти только по одной линии, встречное движение одновременно невозможно. При нормальном движении можно пропустить до 30 пар составов в сутки, пропускали практически в два раза больше.
Слали составы “пакетами” с интервалом 3-4 минуты. Из Крыма на Херсон, с Херсона в Апостолово, 6-8 поездов – через Николаев. Старались вывезти сперва тех, кто застрял в пути. Отправление составов, у которых начало движения из Херсона – задерживалось, пригородные шли с большим опозданием. Грузовые составы стояли все.
Кстати, оба предыдущих случая взрывов в Новобогдановке “пришлись” на май. Тогда было немного проще, не было дополнительных летних поездов по расписанию. Сейчас август – пик пассажироперевозок. Через Херсон за эти дни прошло 76 поездов, не считая наших “графиковых”, которые идут по расписанию. Служба движения, диспетчера совершили просто невозможное. Нагрузка у них была, наверное, даже больше, чем в авиации, – все управление практически осуществлялось отсюда, из Херсона.
Игорь Анатольевич говорит, что две ночи практически никто не спал. Везде сидело по два диспетчера, вагонники работают обычно по двое в сутки, в эти дни – по пятнадцать. Больше было и уборщиков. Руководящий состав – и начальник вокзала, и начальник дирекции – двое суток дежурили неотлучно. На малых станциях – всего-то по два дежурных и начальник, и все – сутками на ногах.
Сотрудникам вокзала и проводникам выпала едва ли не самая трудная работа – разговаривать с пассажирами: “Люди возмущались, требовали их отправить первыми. Специфику железной дороги никто не знает, да это и не надо знать пассажиру. Он взял билет и хочет быть дома вовремя”, – рассказывает Игорь Анатольевич, – “До безумия доходило. На Восточном дежурную по станции чуть не побили – бросали в окна дежурки камни. В Снигиревке, например, пассажиры поезда взяли начальника станции в заложники: “Не уедем, никуда не уйдешь!” И держали в вагоне, пока поезд не отправили. Но на движение поезда это не повлияло – мы должны были пропустить все поезда. И не смотрели – Москва это или Симферополь – это люди, это пассажиры. Старались отправить пораньше только в том случае, если в составе ехала группа детей. Таких было три поезда. И еще был один поезд “приоритетный” – пришло сообщение, что у пассажиров массовое отравление. В Херсоне встречали состав вместе с врачами, с работниками санэпидстанции. Поезд прибывает в Херсон – в нем все нормально. Ни отравления, ни расстройства кишечника ни у кого там не было…”.
Игорь Анатольевич считает, что местные власти могли бы помочь организовать подвоз продуктов, воды, пустить дополнительно автобусы: в том же самом Каланчаке в составах сидели люди, которые ехали не в Киев, например, а до Херсона. Что касается заявления по центральным каналам о том, что против “Укрзалізниці” будет возбуждено уголовное дело, Игорь Мисеч говорит, что и сотрудники прокуратуры, и сотрудники милиции, ГАИ все это время были рядом с ними: поддерживали, помогали успокаивать людей, мирно разрешали конфликтные ситуации. И они видели, что и как делали железнодорожники.
Наши поезда из Херсона и по обороту – в Херсон пошли по расписанию уже с утра вторника: Киевский, Львовский, Керченский, Харьковский, пригородные.
До обеда среды вокзал еще немного “лихорадило”, еще шли поезда с опозданием, но незначительным. Можно сказать – ситуация нормализовалась. Теперь Херсонская дирекция госпредприятия “Укрзалізница” подсчитывает убытки. Не считая расходов на экипировку составов, на топливо, по данным на утро понедельника в Херсоне и Николаеве 900 человек сдали билеты, а это – почти 35 тыс. гривень убытка.

http://old.vgoru.org/old/modules.php?name=News&file=article&sid=4546

 

Більше новин Херсона читайте у нашому Телеграм-каналі

Поділитися в Facebook

Тут будуть коментарі і форма залишити коментар ...

Схожi новини